Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

атом и архетип: "Маленькие трагедии" А.Пушкина в Театре им. Ермоловой, реж. Наталья Волошина

Красивых терминов "метамодерн" и "постирония" участники спектакля не употребляют, по крайней мере не озвучивают вслух, но, вероятно, про себя имеют в виду, коль скоро ссылаются на "Атом и архетип" Юнга-Паули, поминают всуе "бозон Хиггса", все это, конечно, с "глумлением" и "сарказмом", что как раз прямым текстом проговаривается. Для такой затеи, правда, результат мог быть динамичнее, остроумнее, ну и содержательнее - даже при формате, внешне мало отличимом от студенческих дипломов или самодеятельных постановок: мне-то лично как раз, может, подобные рискованные предприятия любопытнее, чем расчетливый конвейерный продукт, даже если итог эксперимента смущает...

На подиуме-трансформере, с люками и подъемниками (художники-постановщики Николай Рощин и Софья Шнырева) шесть актеров в черных, показательно "недошитых", а только скроенных и сметанных на живую нитку черных робах (художник по костюмам Софья Шнырева). За главного у них Василий Буткевич, он же композитор спектакля, он же исполнитель, примеривающий на себя образ Моцарта, напяливая на себя парик с косичкой и помузицировав на заполненных водой стеклянных бокалах. Но сначала звезда "Мастерской Брусникина" (остальные актеры - из ермоловской труппы или приглашены со стороны) с замашками массовика-затейника "постиронично" и "метамодерново" изложит концепцию постановки: дескать, мы, артисты молодые, прекрасно играем современную прозаическую пьесу, а тут поэтический театр без политических намеков якобы, хотя на самом деле это не так... Очевидно, что "на самом деле" в этом высказывании много чего не так, и молодые артисты часто играют архаичную стихотворную классику зажигательно, уморительно и всяко "современно", однако речь о другом, и в другом, насколько я понимаю, делая над собой, признаться, некоторое усилие, состояла идея работы: "разъять, как труп", хрестоматийные тексты, разбавить их по возможности веселой и небессмысленной отсебятиной, в рамках малой (хронометраж час с четвертью) формы освоить все четыре "трагедии", составляющие пушкинский цикл, успев подойти к ним с разными эстетическими установками, попробовать различные театральные манеры, и игры, и визуального решения.

Все-таки заведомо чрезмерно амбициозная задача для столь "маленьких" трагедий, если честно... Василию Буткевичу персонально удается поначалу занять внимание своим "интеллектуальным" монологическим конферансом, далее следует беглый сокращенный, в лицах разыгранный пересказ "Моцарта и Сальери" (в роли Сальери - Андрей Попов) с куцыми интермедиями "капустнического" плана; "Каменный гость" подается чуть подробнее и пафоснее (но пафос, естественно, пародийный - в ход идет обещанный ведущим-Буткевичем в прологе кусок алой ткани... здесь же пригодился и сценографами предусмотренный подъемник - его использует Дон Гуан-Станислав Раскачаев при объяснении с Доной Анной-Марией Крыловой; и люк - оттуда высовывается гигантская картонная рука, какие Николай Рощин как художник очень любит...); к мимолетному пластическо-хоровому перформансу на текст монолога Барона, который все артисты спектакля одновременно проговаривают, параллельно танцуя, наперебой, сводится эпизод "Скупой рыцарь"; визуально более выигрышным оказывается финальный "Пир во время чумы", с нарисованной на фанере сервировкой стола, "унылой и протяжной" песней Мери-Анастасии Альмухаметовой под фанерную же гитарку... Насколько таким образом решена - и в какой степени оригинально и убедительно - "проблема разнопланового восприятия", которую опять же "постиронично" обозначает персонаж Буткевича, "метамодерново" уточняя, что "мы меняем молекулярный состав пространства"- я бы судить не взялся.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments