Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Сюжеты и образы Низами", "Б.А.Смирнов-Русецкий. Идущий к звездам" и др. в Музее Востока

Мой поток на филфаке (а я поступал в 1995-м) оказался первым, где отсутствовал прежде обязательный для высшего филологического образования предмет "литература народов СССР", еще курсом старше древних восточных писателей, числившихся задним числом по "союзным республикам", читали, изучали, зачеты по ним сдавали, а нам уже ничего не досталось, в чем я сейчас склонен видеть упущение, а не облегчение. Что-то про азербайджанского (персоязычного, писал он на фарси) поэта и философа Низами я, конечно, знаю, фильм с Муслимом Магомаевым когда-то ребенком видел, ну и в бакинском Литературном музее довелось, как ни странно, побывать, единственный раз добравшись до Азербайджана - музей носит, что характерно, имя Низами -


- но текстов непосредственно, каюсь, не читал; о сюжетах пяти его поэм слыхал в лучшем случае опосредованно; в таком духе знакомство с Низами предлагает - но странно было бы от Музея Востока ожидать и требовать большего - выставка. Три зала, в них собрано и распределено по отделам в соответствии с содержанием той или иной поэмы, любое изобразительное и декоративно-прикладное искусство, в произведениях которого удается проследить связь с сюжетами поэм, даже если сюжеты эти Низами заимствовал у предшественников. Самые замечательные предметы при том знакомы благодаря постоянной экспозиции, которую я внимательно осмотрел сравнительно недавно после очень долгого перерыва, в частности, панно "Бахрам Гур и Фитна", восходящее к очень любопытному сюжетному мотиву о девушке, которая критично отозвалась насчет охотничьего мастерства властителя, за что потом годами таскала по лестнице башни на плечах взрослеющего быка - самое смешное, что в результате дело у героев закончилось полюбовно.

Вообще же подбор вещей к выставке Низами осуществлялся явно по тематическому принципу, так что в соседстве оказались персидские ковры и набивные ткани 19-го-начала 20-го вв. (в частности, прекрасная "Охота Бахрам Гура" с образами полуфантастических животных и панно "Лейли посещает Маджнуна в пустыне"), картина Н.Рериха "Искандар и отшельник", 1938 (под Искандаром имеется в виду Александр Македонский, герой одной из поэм Низами), гравюры, выполненные по заказу советского издательства "Академия" 1930-х и вполне симпатичные иллюстрации азербайджанских художников периода СССР (Халилов, Исмаилов); расписная деревянная "обложка" иранской книги 19го вв.; книжные миниатюры, изразцы, даже репродукции. До некоторой степени познавательно, хотя есть ощущение, что выставку делали "ради галочки"; впрочем, помимо собрания Музея Востока представлены экспонаты из ГМИИ, Эрмитажа, а также серия чудесных миниатюр на сюжет о Лейли и Маджнуне из коллекции Саратовского художественного музея им. А.Радищева (и вряд ли там они постоянно выставляются), где Маджнун изображен хрупким почти голым юношей в голубых шортиках.

Смирнов-Русецкий мне всегда казался эпигоном Рериха, но иногда попадаются на глаза его ранние работы и они способны предубеждения отчасти поколебать - а нынешняя выставка их, наоборот, укрепляет. "Идущий к звездам" в данном контексте - не столько Смирнов-Русецкий, сколько... Гагарин, и проект привязан к 60-летию т.н. "первого полета", а не к дате, сколько-нибудь с творчеством художника связанной; а между тем Б.А.Смирнов-Русецкий учился - по совету Н.К.Рериха, кстати - во ВХУТЕМАСе (у Нивинского, Фаворского и Купреянова на факультете графики), чье столетие юбилей куда значительнее, в художественном аспекте уж точно, чем все эти несостоятельными "космические" пропагандистские фетиши. Из 19 развешанных в одном зальчике картин, точнее, пастелей на картоне - плюс видеоанимация по мотивам пастели "Туманность Лиры", специально к выставке созданная - большинство входят в цикл "Космос". Но самые ранние вещи тут датируются серединой 1960-х: "Кормчие звезды", 1965 - символистская "марина" с изображением парусника, идущего по волнам под звездным небом, ну уже сам образ парусника выводит картинку в поле чистой условности и "метафизики", и здесь пошлость зашкаливает, а дальше больше. Еще туда-сюда - пейзажный триптих "Поэма солнечного дня", 1976. Ну вот даже какие-нибудь "Древние ступени", 1980, запечатлевшие, возможно, реальную (хотя где б Смирнов-Русецкий после всех ссылок мог такую увидеть собственными глазами?!) лестницу-серпантин, превращающую скалу в подобие "зиккурата"? Не говоря уже про упомянутый "плазмоид" на работе "Туманность Лиры", 1978, или "огни большого города", града небесного, на листе "Светящиеся миры", 1977. "НЛО над озером", 1987 - совсем курам на смех, но в том и прикол хотя бы; тогда как "Лесная корона", 1988, "Звездный сад", 1991, "Воздушные замки", 1989 и т.п. - метафизические "пейзажи", на которых природные объекты выдаются за явления мистические, призванные сакрализовать пространство (все это настолько наивно, что больше жалко, чем смешно); деревья или облака становятся подобием "энергетических сгустков" - что в плане мистическом убого (и кроме того, старомодно), а в чисто пейзажном схематично и тривиально.

Удивительно, однако другая, тоже "датская" выставка, к 100-летию образования Монгольской Народной Республики и установления ее дипотношений с тогда еще Р.С.Ф.С.Р., про которую я заранее совсем не знал, в чем-то занятнее и по-своему содержательнее. Небольшой закуток отдан под "традиционное", в том числе "религиозное" (какое же еще) монгольское искусство - он проходной и скромный, "фартук для мистерии цам" и т.п., но его при желании можно расширить, добравшись до монгольского раздела в постоянной экспозиции музея. Тогда как художники МНР, творившие с обязательной оглядкой на "большого брата", в духе "соцреализма", но не совсем оторвавшиеся и от "народных корней", кроме того, посредством, как ни парадоксально, советских академиков усвоившие в какой-то степени эстетику европейской живописи, импрессионистскую и пост-импрессионистскую техники, способны, возможно, удивить и местами порадовать, ну как минимум позабавить. Если не брать официоз в чистом виде - хотя и он сейчас по-своему мил (какой-нибудь Д.Чойдог "Намсорой - лучший скотовод страны", 1948), то видно, как в парадных многофигурных панно с народными празднествами эпохи строительства социализма или помпезными видами Улан-Батора возникают приметы этнической архаики. Особенно достойным получился раздел гравюр и ксилографии - тут мне даже захотелось выделить по имени конкретного автора: Д.Амгалан - с его замечательной, очень выразительной линогравюрой "Утро, мама и солнце"; кстати, в живописном разделе также бросается в глаза его крупных размеров холст "Пожелание сыну", напоминающий картины П.Кончаловского или И.Машкова 1910-20-х. Камерная фарфоровая скульптурка с детьми и животными умиляет. Ну и специфика пропагандистско-агитационного искусства накладывает определенный колорит на этнографический антураж, начиная с картины "Встреча", 1969, где некий Н.-О.Цултэм изобразил (а точнее, вообразил...) Ленина с Сухэ-Батором в Кремлевском кабинете под портретом Маркса (акварель, авторская копия - видимо, ценный оригинал на родине автора хранится). Скульптурный и вышитый шелком портреты маршала Чойбалсана в наличии. Небольшая коллекция предвыборных плакатов - "Ленин-Сталины тугийн дор М.А.Х. Намын удирлага...." и тому подобное довершают впечатление.

Наконец, не взяв в толк, о чем речь, дошел до т.н. "мемориального кабинета Рериха", в примыкающих к которому двух залах для временных экспозиций развернута еще одна выставка, персональная ретроспектива художницы Марии Комысы, тридцати лет отроду, но уже вот такого почета удостоенной. Художница, может, и небезынтересная, хотя работает в настолько разных до эклектизма техниках и жанрах (к примеру, "Автопортрет" ее. 2011 года - прям "бубновалетский", хотя 20-летней девушке сто лет спустя после мэтров как будто негоже подражательство...; а пейзажи отличаются плоскостным изображением и наивностью общего взгляда на мир... к тому же, подозреваю, не идущим от простоты души, а стилизованным). Но зато по дороге к выставке Комысы я еще раз посмотрел и иранский отдел (откуда немало предметов на "Образы и сюжеты Низами" переместились), и монгольский (в тему к выставке художников МНР), и Рериха (в свете "космизма Смирнова-Русецкого) - а когда выставки так тесно связаны с постоянной экспозицией, это же лишний раз стимул не пренебрегать музеем в целом.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments