Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

я потею искусством: "Ночной писатель" Я.Фабра, БДТ СПб, реж. Ян Фабр

Полтора года назад относительно известный итальянский актер Лино Музелла (Муселла) показывал в Москве под тем же, но в переводе несколько иначе звучащем заглавием "Ночные дневники", практически ту же самую постановку Яна Фабра, вплоть до финального видеоперформанса на весельной лодке с синей совой и фразой "ах, какое прекрасное безумие":


Поскольку текст Фабра - на мой вкус просто нестерпимый (самолюбование под видом самобичевания отдает банальным занудством) - тогда шел бегущей строкой и его приходилось читать, большого впечатления моно-спектакль итальянца не произвел. Визуально петербургский вариант "Ночного писателя" смотрится ровно так же - "застывшие слезы" белой пластиковой крошкой рассыпаны по площадке, четыре муляжа "черепов" четырех "штайнов" (Эйнштейн, Гертруда Стайн, Витгенштейн и Франкенштейн - в силу традиционно сложившейся разной транскрипции этих фамилий фонетическое несовпадение приходится обыгрывать отдельно), столешница из оргстекла на деревянных ножках-"козлах", задник-экран (бегущая строка моментами тоже присутствует!), кукла с сигаретой, изображающая самого Фабра (правда, могу ошибаться, но у итальянца, кажется, марионетка была, а тут выезжало из-за кулис подобие робота на колесиках, ну да это мелочи). Эмоционально же воспринимается абсолютно иначе - в разных составах "лирического героя" дневников Фабра воплощают Александр Молочников, он играл накануне, и Андрей Феськов, номинированный за эту роль на "Золотую маску" персонально. Сравнить не довелось, наверняка Молочников тоже по обыкновению бодренький, но его я много видел на сцене и на экране тоже; а Феськова либо вовсе до сих пор не знал, либо не отмечал пристально. По-моему все же в русскоязычной версии спектакля герой ведет себя гораздо активнее, нежели в итальянской - чаще встает из-за стола, больше двигается; и путь от сдержанного, замкнутого, внутренне напряженного, благообразного, причесанного аккуратно персонажа в костюме с иголочки и при галстуке до всклокоченного, расхристанного, почти голого, до трусов раздетого (по-хорошему, однозначно, снимать надо и трусы, иначе сюжет не дотянут, хе-хе... но куда нам до "Горы Олимп"!) актер за час с небольшим проходит без остановок.

Впридачу к "май уэй" и "воларе кантаре" в питерском спектакле добавилась шнуровская "мне бы в небо"; в остальном герой так же сочиняет пьесы и придумывает арт-объекты, рисует кровью и спермой, а смешав в баночке лобковые волосы собственные и богатой пожилой любовницы, ей же в коллекцию современного искусства и продает, успешно торгуя подобным искусством наравне с другими "отходами их благополучия". Кроме того, в свете прошлогодней, а в Европе и не завершившейся "режимной" ситуации эскапистские заметки, сделанные Фабром бессонными ночами в Антверпене, Брюгге, Париже и Нью-Йорке с 1970-х по 1990-е, звучат несколько менее вычурно - и не как выплеск фантазий (и фантазмов) сугубо "творческого" человека, переполненного нереализованными идеями (сказал бы я проще - старого претенциозного мудака...), но как переживания универсальные, присущие человеку вообще, и самому "обыкновенному" в том числе.

С другой стороны, Фабр среди прочего упоминает в этих т.н. "дневниках" о групповом сексе с артистками своего театра - но уточняет, что должен был использовать красные чернила, да забыл про нужную ручку (синяя у него для "правдивых" записей, красная для придуманных, воображаемых), то есть это типа шутка и фантазия, плод "фаабражения" (каламбурит герой по-русски) - что и требовалось доказать: безумие прекрасно, пока обиженные не подают в суд за сексуальные домогательства - пусть для русскоязычного спектакля эта грань содержания "дневников" злободневна в минимальной степени (здесь принято оскорбляться в совсем иных чувствах, а ебать, истязать и расчленять дозволяется сколько угодно, лишь бы не посягали на истинные святыни типа ветеранов ВОВ), но все же про "освобождение тела" и "выделение искусства" из него (через мочу ли, пот, сперму или кровь...) удобнее, ну всяко безопаснее думать и говорить, сидя одному ночами за письменным столом.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments