Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

пьющие, зато красивые: "Северный ветер" реж. Рената Литвинова

Для всякого, кто видел спектакль в МХТ, а я его смотрел еще на предпремьерном прогоне около четырех лет назад -

- сравнения кинофильма с театральной постановкой неизбежны, и как ни странно, они будут, по крайней мере на мой личный вкус, по всем пунктам в пользу кино, хотя понятно, что это в принципе разные виды искусства и два самодостаточных произведения. Тем не менее, коль скоро основа у них общая и часть актеров тоже (впрочем, незначительная), уместно заметить: картина, помимо того, что много выигрывает визуально (это понятно), гораздо более внятная (и вот это неожиданность) драматургически; внутренняя хронология этого "бесконечного Нового года" в "поместье посреди Северных полей" ограничена "всего" тридцатью годами, а пусть номинально главной героиней и рассказчицей выступает Маргарита в исполнении самой сценаристки, режиссерки и прочая и прочая Ренаты Литвиновой, но с ее Маргаритой ничего не происходит, она лишь вечно и безнадежно ждет возвращения, звонка какого-то "своего" мужчины, отказывая все прочим, буде те возникают у порога, и разумеется, в этой жизни никого не дождется (правда, у Литвиновой припасены на сей счет и "дополнительный час, 13-й или 25-й, и следующие жизни, и наркотический эфир, под которым можно грезить уже в этой, и, наконец, особая станция метро Тринадцатая, в которую по такому случаю превратилась обычная Киевская...), сквозной сюжет выстроен на истории любви ее сына Бенедикта (Антон Шагин), который любил стюардессу Фанни, но когда она погибла, женился на ее сестре Фаине (кроме шуток, идеальное попадание типажа Софьи Эрнст в придуманный Литвиновой образ!), нелюбимой, с годами ненавистной, но не отпускающей также нелюбимого мужа; хотя у Бенедикта и Фаины родился и за время действия фильма вырос, возмужал внук Хьюго, но Бенедикт по-прежнему думает только о Фанни, и Маргарита вместе с верным камердинером-секретарем Мишенькой убивают Фаину, выдавая смерть несчастной за самоубийство, будто она сама удавилась; с кончиной Фаины и Бенедикта (тот садится на подаренный Фаине, а она им никогда не воспользовалась, самолетик, и сам улетает к смерти) этот сюжет исчерпывает себя, а остальные, побочные, не потенциала к развитию не содержат, и фильм не то чтоб завершается, он как бы вынужденно прекращается, впрочем, очень вовремя, уложившись практически ровно в два часа.

При этом столь же очевидно, что сюжеты в фильмах Ренаты Литвиновой, начиная с "Богиня. Как я полюбила" - условность, их настоящее содержание - внешний антураж, основополагающим, определяющим элементом которого неизменно служит самолично Рената Литвинова: не драматург, не режиссер и не актриса - но персонаж в кино, на сцене и по жизни; вот и здесь она находится постоянно в фокусе внимания, ее голос звучит за кадром, платья ей не подбирались из магазинов Боско, как остальным героям, а создавались отдельным дизайнером (индпошив, эксклюзив!); что за графоманскую поеботину несет она, а вслед за ней и прочие, не так уж важно - нарочитая (?..) безграмотность речи, невозможные и ни в какие понятия о норме не вмещающиеся инверсии, тавтология; употребление слов в лексическом значении, не зафиксированном ни одним словарем, и вольное обращение с грамматикой - причем не спонтанное, но и не расчетливое, а именно показушно "выпендрежное" - формируют тот стиль, который может и бесить, и восхищать, но он узнаваем, несомненно, индивидуален (верная примета: поддается пародированию - там, где индивидуального стиля нет, и пародисту делать нечего - но не подлежит копированию!). Подстать и картинка - красоты пышной разрухи, постепенно разрушающейся, разлагающейся до убожества роскоши; плюс в фильме добавлена конкретика в виде Кремлевской стены со Спасской башней - один из Новых годов героиня с присными встречает на крыше и слушает бой курантов, наблюдая Кремль, обросший по периметру заснеженной тайгой... ну тоже красивенько!

А еще герои беспрестанно пьют шампанское - "пьющие, зато красивые!", уточняет секретарь Мишенька - и надо признать, делают это заразительно, я смотрел фильм на трезвую голову, но надо бы попробовать второй дубль с запасом, чтоб, значит, с собой было - иначе что же, видит око, да зуб неймет... Другое дело, что посреди безделушек из музея "Собрание" (где я, кстати, до сих пор не побывал и уже не знаю, дойду ли когда-нибудь...) наверняка и пьется легче, веселее, приятнее! Из зала же приятно глазеть на артистов в модных одежках, как они "представляют" - не только на Литвинову, Шагина и Эрнст, но на всех без исключения, от Татьяны Пилецкой (и здесь Литвинова опять верна своему пристрастию к женщинам более чем зрелых лет, сохраняющих внутреннюю энергию) до Ульяны Добровской, режиссеркиной дочки (в эпизодическом образе-фантоме Фанни); от подуставших профессионалов Максима Суханова (его кузен Борис, к сожалению, быстро пропадает из виду, сообщается о его гибели, но в финале он снова возникает из небытия, а по сравнению со спектаклем, где кузена Бориса играет Евгений Перевалов, тут и характер его практически не прописан) и Галины Тюниной (Маргарите не уступает колоритностью ее сестра Лотта, выкапывающая из вечной мерзлоты сундуки с советскими облигациями - я же не обознался, это облигации сталинских госзаймов? у меня такие бабушка хранила, и думаю, многие мои ровесники и старше их помнят! превратились в бумажки, государство наебало, как всегда... так что образ гниющих сокровищ при всей фантазийности можно рассматривать и как социально-историческую сатиру, довольно точную!) до Никиты Кукушкина (доктор Жгутик), кинопереводчика Василия Горчакова в роли старого слуги, этакого "вечного фирса" (впрочем, Василий Овидиевич снимается дольше и чаще той же Тюниной...) и найденного в свое время в канцелярии МХТ чудесного Кирилла Трубецкого, играющего секретаря-гея Мишеньку (а в первом составе театральной версии, не знаю как сейчас, Трубецкой играл доктора Жгутика). И безусловно Хибла Герзмава как Оперная Дива также на высоте - ее сольный номер на одном из бесконечной череды Новогодий в поместье "клана" представляет нечто среднее между моцартовской арией Царицы Ночи и курехинским вокализом к "Господину Оформителю", лучше не придумаешь.

Само собой, музыка Земфиры в фильме Литвиновой - тоже неотъемлемая часть гламурно-тусовочно-абсурдно-фантазийного антуража, где все свалено в кучу, но все парадоксально на своем законном месте; саундтрек преимущественно инструментальный, за исключением арии Дивы, песни на заключительных титрах (правда, обещание бросить пить взамен на согласие "со мной жить" меня не убедило...) и рефрена из нескольких строк, который звучит после убийства Фаины, когда Маргарита едет через метель в машине: "я злой человек, я твой человек, смотри на меня, падает снег..." - такая долбежка-мантра, по-моему вносящая скорее дисгармонию в элегическо-меланхолическое настроение картины.

Поразительно, однако, "дилетантская" (и по факту, и по эстетике) манера Литвиновой, помимо очевидной взаимосвязи с кинематографом Киры Муратовой (ее памяти и посвящен "Северный ветер", и видимые переклички, отсылы непосредственно в фильме к работам Муратовой имеются), оказывается сродни тому, что пытались делать с материей кино, а ее посредством и с материей времени, Герман-старший и Герман-младший, только их подвел расчет, "Трудно быть богом" или "Под электрическими облаками" получились изощренно-вымученными, а Литвинова бежала, хвостиком махнула... - и опять доказала, что "богиней", пусть даже самозванной, быть совсем не трудно. Особенно если в сопродюсерах у тебя - и Надежда Соловьева (с Познером у Литвиновой, однако, дежурный разговор не склеился, как будто обоих заставили силой...), и Наталья Дубовицкая (а Тимур Сурков так и снимался в картине), и Роман Абрамович не оставляет своим попечителем фонд "Запределье" - в общем, как говорится, дура дурой, но сказка про "великий матриархат" ложь, да в ней намек.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment