Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

Шелси, Лигети, Сильвестров: "Другое пространство" в КЗЧ, дир. Ф.Чижевский, А.Рудин, В.Юровский

Хотя идеологию проекта "Другое пространство" я считаю сомнительной и даже порочной, ну или как минимум ошибочной, несоразмерной его праведным "тактическим" задачам, а нередко присущий фестивальным мероприятиям затхлый "просвЯтительский" душок отталкивает - но притягивают интересные произведения замечательных авторов в гарантированно качественном исполнении, и на самом деле это, а не что другое, придает "Другому пространству" смысл. Пятичасовой вечерне-ночной марафон из трех концертов с участием разных коллективов и солистов, при всей неровности программы, если брать сочинения по отдельности - определенно время не зря потерянное, но проведенное с пользой, а моментами и не без радости.

Герои первой части "марафона" - дирижер Филипп Чижевский и пианист Андрей Гугнин, а также композитор Сергей Невский на правах автора, присутствующего в зале и выходящего на поклоны: его сочинение "18 эпизодов для оркестра" резонно поставили в центр программы, между двумя почившими "классиками авангарда", и вписалось оно в эту структуру органично, и не потерялось, и прозвучало выигрышно, сколь возможно - состав оркестра огромный (наверное, больше, чем для симфоний Малера необходимо), коллектив МГАСО п/у П.Когана я давно не слышал, но думаю, что опять-таки дирижер здесь определял уровень звучания, хотя про оркестрантов дурного не скажу; плюс к тому - фонограммы записанных городских шумов. Концепция произведения, при всей видимой замысловатости, для современной, "актуальной" музыки довольно-таки простодушна - заказано оно и впервые исполнено в Кельне, но посвящено и обращено автором к Москве, к давним воспоминаниям о спектакле "Три сестры" в Театре на Таганке (где раздвигалась стена и за ней обнаруживался сидящий на улице духовой оркестр, игравший марш Эдисона Денисова - лично я это знаю лишь по описанию...) и к свежим впечатлениям от звуков большого, неблагостно настроенного по отношению к своим обитателям города (тут не напрасными будут фейсбучные заметки Сергея Невского о поездках на репетиции МГАСО до Спартаковской площади наземным транспортом "похорошелой" Москвы...), которые перекликаются с теми, что всевозможными, по большей части "неконвенциональными" способами (скольжение ладонью по корпусу струнного инструмента и т.п.) удается извлекать музыкантам; наверное, ради таких вещей стоит приходить в концертный зал, чтоб оказаться внутри этого аудио-пространства (колонки, расставленные по партеру и амфитеатру, работают на стереофонический эффект), когда действительно не сразу понятно, "документальный" ли этот шум, скрежет, шорох, или результат способов звукоизвлечения, освоенных академическим виолончелистом. Я подобные штуки воспринимаю все-таки скорее как театр, чем как музыку - ну да театр мне во многом и ближе...

Однако и в связи с "18 эпизодами для оркестра" Невского у меня остались вопросы более общего порядка. К примеру, помимо всех прочих ограничений, загоняющих любую недостаточно "мелодичную" и "гармоничную" на слух "просвЯщенных мЭломанок" (в том числе не очень-то свежую как минимум хронологически...) "академического" толка музыку в резервацию некоего "другого пространства", имеется и установка на формат концертного исполнения, которая вместе тем зачастую самими же исполнителями сознательно (и, не в пример музицированию, обычно бездарно, уродски) нарушается идиотическими попытками "театрализации". В то время как те же самые композиторы успешно работают в театре - причем в драматическом театре или театре на стыке музыки, драмы и перформативно-инсталляционных жанров - и там их творчество особо никого не смущает, самая что ни на есть "простая публика" смотрит в Москве спектакли "Утопия" и "Дыхание", а в Перми "Пьяных" (я только онлайн их видел в "карантине") с музыкой того же Сергея Невского, и никому она не кажется "другой", в театральное пространство (обыкновенного, "буржуазного" театра) вписывается естественно, не создавая никому проблем ни с продвижением, ни с восприятием... Вообще я, когда на днях объявили о номинации на очередную "Золотую маску" очень мной любимого - три раза успел посмотреть до "карантина"! - спектакля "Занос" Юрия Квятковского в "Практике", сразу вспомнил, что еще на прогоне и потом каждый раз снова думал о том, как хорошо бы ввести, добавить и закрепить номинацию "работа композитора в драматическом театре" -

- ведь там столько интересного (едва ли не более, чем в музыкальном!) происходит по этой части, и вот конкретно в "Заносе" потрясающая совершенно музыка Алексея Наджарова; или великолепное музыкальное решение Андрея Бесогонова, придуманное для только что выпущенной "Черной книги Эстер" Жени Беркович (на мой взгляд, музыка, помимо актеров - лучшее, что есть в этом спектакле); или работы Александра Белоусова и Кирилла Широкова в Электротеатре Станиславский... Уж коль скоро на "Другом пространстве" всплывает из середины прошлого века сюита Циммермана к пьесе "Король Убю" - лишний раз не вспоминаю, какой безобразной подачей сопровождающаяся -

- уместно ли игнорировать то, что происходит прямо сейчас и за углом от КЗЧ? Ведь это же и есть "актуальная музыка", фестивалем которой позиционируется "Другое пространство" - но ей-то как раз в "Другом пространстве" места и не находится, парадоксально она обнаруживает себя где угодно, в том числе и в массовых действах, опен-эйрах, мультимедийных, интернет- и даже теле-проектах, только не здесь, в стенах "акадЭмических" залов, где кучка снобов и фриков (если описывать в фельетонном ключе наблюдаемые по залу типажи - про музыку лучше забыть сразу!) на ночь глядя собираются приобщиться к якобы "новой" и "трудной" музыке "не для всех", слушая - некоторые явно через силу и сквозь сон... - давно ставшие мировой классикой творения великих покойников, разбавленные скорее для вида опусами парочки здравствующих и присутствующих авторов.

Впрочем, это касается не только последних - взять хоть Джачинто Шелси, или Шельси, как его транслитерируют в материалах "Другого пространства": мало того, что прожив больше восьмидесяти лет, композитор умер в 1988 году, так даже я, среди "просвЯщенных мЭломанов" себя отродясь не числя, о его творчестве узнал не сейчас и не благодаря "Другому пространству", но впервые с ним встретился восемь лет назад на приснопамятном и, к сожалению, не арт-событиями, но судами и приговорами теперь в основном, к сожалению, известном проекте "Платформа", где "Pranam 1" Шелси звучал в программе, которую курировал, кстати, Сергей Невский, и которой дирижировал тогда еще не достигший нынешних высот пиар-просветления Теодор Курентзис -

- а затем у Романа Минца на фестивале "Возвращение", позапрошлой зимой, где Вадим Холоденко потрясающе исполнил предсмертный опус композитора "Прощание" -

- и не преувеличивая значительность этих произведений и их создателя (вольно считать его "недооцененным новатором"...), я для себя отмечаю: в первом случае Шелси поместили в один контекст с Джоном Кейджем и Яни Христу, во втором (та программа "Возвращения" называлась иронично "Дилетанты" и посвящалась композиторам-"непрофессионалам", ну как бы...) с Александром Грибоедовым и Чарли Чаплиным, в чем так или иначе есть и смысл, и прикол; "Другому пространству" же прикола не хватает еще сильнее, чем здравомыслия - его придумывают и делают с такой неумолимой серьезностью, что уже одно это, несмотря на уважение к продюсерско-кураторским усилиям и порой достижениям, автоматически вызывает скептичную усмешку.

Вот и с исполнением "Четырех пьес для оркестра" Шелси - то же: как ни приятно слушать вступительные речи Ярослава Тимофеева (особенно в сравнении с иными его старшими коллегами...), но говорил он едва ли не дольше, чем звучало сочинение (1959, между прочим, года!) - четыре фрагмента продолжительностью примерно 2-3 минуты каждый. А по-моему вещь способна все необходимое сказать сама за себя: и то, что отдельная пьеса строится на одной ноте, и то, что эта нота "размывается", словно окутывается звуковым "коконом" за счет и микрохроматических "модуляций" (не знаю, корректно ли употреблять в данной ситуации это слово...), и тембров разных инструментов оркестра; и то, что внутри каждого эпизода выстраивается своеобразная "драматургия", где-то с ярко выраженными кульминациями, а где-то, наоборот, выравнивающаяся до "нитевидной" пульсации (но все происходит очень быстро, очень коротко!); и то, что четыре лаконичные пьески складываются в подобие "симфонического" цикла... Зато к месту пришлось упоминание, что музыка использовалась в фильме Мартина Скорсезе "Остров проклятых" - картину я в свое время смотрел, музыки конкретной, этой, я за давностью лет, естественно, не помню, но сам факт, что даже герметичный, эзотеричный, как будто "маргинальный" Шелси/Шельси нам всем, и даже о том не подозревающим, гораздо ближе, чем кажется и считается, заслуживает внимания.

Я бы уж тогда заодно вспомнил, как часто в кинематографе всплывает музыка Дьердя Лигети, а в "Широко закрытых глаза" Кубрика определяет чуть ли не в целом настроение, интонацию и чуть ли не драматургическую структуру фильма! Ну а про Концерт для фортепиано с оркестром, написанный в середине 1980-х, умствовать попусту неохота: в исполнении Андрея Гугнина, Филиппа Чижевского и его ансамбля Ансамбль Questa Musica, это был просто "улет", причем что касается первой части и финала пятичастного сочинения, то "улет" буквальный, первую еще и "на бис" повторили, а я б послушал все пять снова, только повторяйте! Блестящие музыканты превосходно сыграли великолепную, захватывающую музыку, в первой части близкую к авангардному джазу, с синкопами и "искрящимися" фортепианными пассажами, во второй лаконичными формулами из 4-5-6 звуков напомнившую в сольной партии как раз саундтрек к "Широко закрытым глазам", в четвертой (последние две части композитор написал позже вдобавок к уже "завершенному" концерту) воздействующую перепадами резких акцентов и пауз... Насколько же правомернее - и еще выигрышнее! - концерт Лигети прозвучал бы в одной программе с симфонией, к примеру, Брукнера... или даже Бетховена! Впрочем, я отчасти понимаю соображения, по которым такие шедевры ставятся в один ряд с не столь очевидных достоинств опусами и менее статусными авторами под общей шапкой "Другого пространства".

Тогда уж наиболее соответствовало программному духу фестиваля второе отделение - вернее, второй из трех концертов "марафона" (публику из зала выдворяли, билеты каждый раз проверяли заново). Но именно его-то я воспринимал, волей-неволей, как небольшой "утешительный приз" взамен фестиваля "Возвращение", которого ближайшей зимой ждать впервые за много лет не стоит - известно по каким объективным причинам, и все равно досада ужасная, вот где всегда "найдется место и новым формам, и старым", и в одном, общем пространстве, и с иронией, с игрой, но без простигосподи "театрализации" на уровне сельского клуба и без "просвЯтительского" конферанса.

Роман Минц, Айлен Притчин, Сергей Полтавский и примкнувший к ним Александр Рамм сыграли “Ainsi la nuit”/"Итак, ночь" Анри Дютийё для струнного квартета, благостную, успокоительно-расслабляющую (то что доктор прописал между вечерним и ночным концертами) музычку, наполненную инструментальными шорохами, вздохами, а может и всхлипами... но не драматичную, а по-своему чуть ли не приторную... ну на мой вкус определенно чересчур "сладкую". И опять же - Анри Дютийё, хотя бы рядом с Пьером Булезом, который звучал после него, не такой уж "нестерпимый авангардист", и слушать его, допустим, бывает скучновато, но "приятно" (что необязательно для музыки, на самом деле), и возникает он порой в неожиданных контекстах; уж на что я никуда не езжу и нигде не бывал, но мне последний раз довелось услышать его "Metaboles" в Национальном концертном зале Мадрида, где он шел в комплекте с "Чудесным мандарином" Бартока и "мировой премьерой" очередной - пятой по счету! - симфонии современного испанского композитора Хесуса Буэды (как я потом уточнил, неведомого даже местным музыкальным профессионалам), третьесортной донельзя, но тем показательнее, что и такую "актуальную музыку" они не "задвигают" в "другие пространства", а напротив, "продвигают" (чтоб не сказать "втюхивают") всякому ни в чем не повинному большому любителю искусства:

Однозначно "ударный" номер вечера -  “Anthemes 2” Пьера Булеза (1997), тоже покойного и долго прожившего, но слушается он свежее и живее всех молодых, и он, пожалуй, действительно "другой", даже в предложенном фестивальном контексте: "дуэт" скрипки (Айлен Притчин), чья партия изначально мыслилась автором как соло, и спустя несколько лет присоединенной к ней "живой электроники" (за пультом "бульбулятора" позади партера "химичил" Сергей Полтавский, специалист широкого профиля - он и какого-нибудь Райха ладонями прохлопает, и кнопочки электронные нажмет... но я, честно говоря, все равно предпочитаю, когда он выступает с альтом, как до того в квартете Дютийе): опус программный, по структуре замысловатый - тут и христианская месса на Страстной Неделе, и Плач Иеремии, и латинская молитва, и буквы еврейского алфавита, "перекодифицированные" в звуки, и соло скрипки со сцены (Притчин от пульта к пульту перемещался по "дуге" вдоль "рампы"), откликающееся электроникой из зала (и снова "стереофония" создавала эффект присутствия "внутри" звучащей музыки); по факту - если не сказать утомительный, то как минимум требующий (в соответствии с идеологическими установками "Другого пространства" наконец-то!) некоторого усилия, труда; я было малость закис, но увидя спящих кругом вповалку, развеселился, приободрился, под конец будто родился заново, попутно вспоминая персонажа Эдди Редмейна из "Дикой грации" Тома Калина, где юный гомосексуал убивает родную бабушку, выходит из тюрьмы, спит с собственной матерью, потом и ее убивает - он тоже Пьера Булеза обожал, и с первый бойфрендом сошелся на этой почве... а тут и второй из трех "марафонских" концертов окончился!

В третьем поначалу ждало самое тяжкое испытание - сочинениями Александра Маноцкова "Присутствие № 2" и "Канон in D"; второе основано на каноне немецкого органиста 17го века Иоганна Пахельбеля и в чем-то аналогично "Энигме" Элгара (но у Элгара "вариации на оригинальную тему"), это вышло полегче; первое - "мировая премьера"! - "программное", как разобъяснил заранее Ярослав Тимофеев, навеянное семейной игрой на запоминание картинок, но по совести сказать, унылой оказалась эта игра до невозможности, и все такое благодушное, такое гармоничное... и тягомотное... при всей моей непреходящей любви к камерному оркестру "Musica Viva", его "первой скрипке" Елене Корженевич и художественному руководителю Александру Рудину, вставшему за пульт.

Но завершал вечер - уже ближе к полуночи - Александр Рудин в качестве солирующего виолончелиста, а Владимир Юровский дирижировал "Медитацией" Валентина Сильвестрова: что характерно и типично для "Другого пространства", эта "симфония для виолончели и камерного оркестра", как обозначены автором ее форма и жанр, написана аж в 1972 году по заказу Мстислава Ростроповича, но так им и не была исполнена, хотя вроде бы по регионам СССР в свое время звучала.

Валентин Сильвестров - один из немногих композиторов, чьи записи я слушаю более-менее регулярно (таких наберется десятка два от силы), но предпочитаю более позднюю, сегодняшнюю его музыку, когда он стал будто бы "спокойным", в хорошем смысле "изысканным", почти "классиком" (чтоб уточнить - это не подделка под гомофонно-гармоничную "классику", чем пробавляются иные по сей день преуспевающие простигосподи-композиторы, а абсолютно современная по духу, да и по языку музыка, но и абсолютно свободная, в том числе и от авангардистских шор и догм, а не только от академических канонов), а опусы периода его "бури и натиска" в основном, как ни странно, попадаются в "живых" концертах, и не сказать чтоб нынешний пример уникальный. Забавно - в 2012-м тот же Владимир Юровский с ГАСО исполнял Третью симфонию Сильвестрова "Эсхатофония", и не в рамках фестиваля, но в обычном абонементном концерте, и показательно - то, что восемь лет назад спокойно (ну с некоторыми потерями по части объема аудитории, допустим) вставало в одну программу с "венской классикой" -

- теперь, спустя годы, в "другое пространство" загоняется: "плоды просвЯщения" налицо! Ну и все равно - еще раз спасибо, что так или иначе музыка звучит, послушать хотелось и стоило. Вопреки ассоциациям, невольно порождаемым названием "Медитация", произведение развернутое, внутренне разноплановое, контрастное, драматичное;  виолончель (Александр Рудин) "переговаривалась" с "откликающимися" клавесином и челестой (Юрий Мартынов, которого я для себя запоздало открыл прошлым летом, оказавшись на его сольном концерте в Гнесинке); в финале из-за кулис раздался колькольный перезвон (что, вероятно, по стандартам идеологически и акустическим начала советских 1970-х сочли бы оригинальным и чуть ли не вызывающим, но сегодня колокола вместо прежней "фиги в кармане" звучат пошловато, если по совести сказать...); а ближе к концу в зале по замыслу автора гаснет свет и оркестранты должны зажигать спички - в нашей ситуации их заменили фонарики, что не просто неравноценно, но и вовсе неадекватно, ведь от спички - и звук специфический (часть партитуры), и запах, и свет особенный, "живого" пламени; а фонарики - ну что фонарики, к тому же пополам с экранами мобильников и фотовспышками, так и так светящими из зала (почитатели "актуальной музыки" спешат зафиксировать редкие мгновения счастья, не считаясь с правилами поведения в концертных залах... "теперь можно все", как грится!); но при всем том и звуковой, и смысловой (ненадуманный) объем партитуры удалось реализовать; и я остаюсь при убеждении, что для этого совсем ненужно (а прямо сказать, вредно! и противно!!) заморачиваться "просвЯтительством", надо просто достойно исполнять лучшее из того, что есть в современной (и в любой другой) музыке, не скатываясь до "нескучной классики" (мол, да, мы понимаем, классика скучная - но сейчас расскажем вам анекдот, глядишь и развеселитесь...), "большой оперы" (где колоссальное разнообразие жанра сводится к дюжине шлягерных мотивчиков, в основном и не оперных, а песенно-опереточно-мюзикловых!) и прочей "энигме" (имея в виду отнюдь не вышеупомянутое сочинение Элгара, а нечто совсем другое, к "пространству" которого и близко подходить, даже упоминать его неохота).

Раз удалось обойтись без словесного "фельетона" - ограничусь забавными фото-фактами:

слушают Шельси

слушают Невского

слушают Сильвестрова
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments