Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

младший папа: "Сын" Ф.Зеллера в РАМТе, реж. Юрий Бутусов

Одним из несомненных "открытий" за период весеннего "карантинного" сезона стало "чудесное обретение" до сих пор неизвестной, как будто потерянной видеозаписи почти двадцатилетней давности постановки Юрия Бутусова по пьесе Александра Вампилова "Старший сын": качество изображения скверное, камера явно любительская, да и спектакль номинально студенческий, точнее, "пост-дипломный", хотя шедший некоторое время на сцене петербургского Театра им. Ленсовета (задолго до того, как Юрий Бутусов на несколько лет оказался его главным режиссером), и центральную роль - Сарафанова, не Бусыгина, не "сына", но "отца", "папу" - сыграл в нем ныне чрезвычайно популярный, а тогда еще из тинейджерского возраста не вышедший студент ЛГИТМИКа Дмитрий Лысенков:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/4192915.html

Не вспомнить про того бутусовского "Старшего сына" в связи с теперешним его "Сыном" было бы невозможно и, думается, неправильно - при всех различиях пьес Вампилова и Зеллера в постановках Бутусова они парадоксально сближаются и по проблематике, и по театральной эстетике, в которой их осваивает режиссер. Когда я смотрел один из первых прогонов "Сына", пытался ассоциации со "Старшим сыном" от себя гнать, чтоб не мешали воспринимать незнакомую пьесу с чистого листа:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/4268008.html

Пересматривая спектакль теперь (после нескольких переносов состоялась-таки долгожданная премьера и постановка вошла в репертуар; я собирался прийти снова на предпремьерный прогон, но его отменили вместе с премьерой, и пришлось ждать больше двух месяцев, чтобы увидеть спектакль еще раз), наоборот, сознательно припоминал и стремился проводить параллели между этими разделенными двумя десятилетиями и такими эстетически разными - не говоря уже о различиях между лежащими в их основе пьесах! - произведениями; еще не зная - узнал об этом только непосредственно от ЮН, получив письмо уже после того, как он прочел мой отзыв - что оказавшись первым в истории студенческим спектаклем, номинированным на "Золотую маску", петербургский "Старший сын" в Москве игрался на той же сцене РАМТа, где "Сын" идет сейчас. С его позволения приведу цитату из письма: "...вот такой круг, если  Вам кажется, что между ними есть связь. и ещё, мне кажется, пьеса построена так ,что кто-то из героев ДОЛЖЕН погибнуть ,что и делает его настоящей ,большой трагедией".

Конечно, у Бутусова возраст и даже пол исполнителя по отношению к "паспортным данным" персонажа обычно не имеет значения - но это сейчас. А в тот период, к которому относится и "Старший сын" (записанный на видео в 2001 году!), совсем другим был бутусовский театр, другим был (до этапной и эталонной "Чайки" в "Сатириконе", пожалуй) режиссер Юрий Бутусов. Правда, коль скоро тот "Старший сын" Бутусова как минимум номинально - студенческая/постдипломная работа, значит, и молодость "многодетного отца" Сарафанова проще объяснить этим лежащим на поверхности фактом, а не творческим почерком режиссера или художественной концепцией постановки. В силу возраста, опять же, а не режиссерского "видения роли" лысенковский Сарафанов - нервный, подвижный, и если (как называла его бывшая жена в письмах) "блаженный", то в юродстве его смешаны скоморошество от нерастраченных возможностей и амбиций с (как говорит о том дочь Нина) "фамильной шизофренией".

Однако задним числом через плохого качества изображение и в "Старшем сыне" удается разглядеть спектакли будущего, сегодняшнего Бутусова, и нынешнего "Сына" в том числе. Прежде всего это "сцена бури", врезающаяся у Бутусова в комедийную мелодраму Вампилова куском из трагедии Шекспира - и Сарафанов, на минуту оборачивающийся безумным Лиром; а также метафорический финал с пластической реминисценцией к "Возвращению блудного сына" Рембрандта. Так характерный, но, казалось бы, ограниченный обстоятельствами места и времени типаж позднесоветского провинциального интеллигента режиссером поднимается на трагические котурны, с высоты которых Бутусов предлагает внимательнее, пристальнее вглядеться в водевильно-анекдотический вампиловский сюжет.

Совершенно иными методами, несходными приемами, в другой стилистике, при совсем других способах актерского существования на сцене, куда более острых, изощренных и в чем-то (в хорошем смысле) вычурных, Юрий Бутусов и в "Сыне" уходит от вроде бы мелодраматического, семейного-психологического сюжетного плана, поднимаясь над ним; не в последнюю очередь на то работает возрастная разница между исполнителями ролей отца и сына, и передача Евгению Редько, играющему подростка Николя, в одном случае текста диалога родителей, а в другом доктора-психиатра (эти фрагменты пьесы Редько воспроизводит скороговоркой взахлеб как бы при читке "с листа"), и, конечно, типичная для театра Бутусова в целом условность выразительных приемов ("клоунская" пластика, лица под густым слоем грима, вставные музыкальные номера; конкретно в "Сыне" к тому же "игра" на воображаемых, точнее, на картонных, нарисованных музыкальных инструментах, делающая семью персонажей подобием рок- или поп-группы), сближающая драму с фарсом: все это превращает неуравновешенного тинейджера в трагического, философствующего героя, в Гамлета наших дней, не способного, а может быть и сознательно отказывающегося "принимать жизнь, не задавая вопросов", как предлагают отец, мать и мачеха, а в результате полностью отказывающегося "принимать жизнь", коль скоро избежать вопросов невозможно, а получить ответы так трудно...

В отличие от давнишнего "Старшего сына" включения прямых цитат в текст пьесы Бутусов избегает, но и в "Сыне" возникает аллюзия на Шекспира, хотя очень опосредованная, и не к конкретной какой-то пьесе, а скорее к некоему абстрактному "старинному" (необязательно шекспировскому, а может быть с тем же успехом и мольеровскому, к примеру) театру - за счет подчеркнуто архаичных и оттого вдвойне "театральных" костюмов на отце и на мачехе героя в одном из эпизодов первого акта (аллюзия одновременно также ироничная, потому что парадный, театральный, старинный "верх" у Пьера, отца, персонажа Александра Девятьярова, сочетается с черными шортиками, только что не подштанниками) - и все-таки некоторые, пусть невольные, смутные, не до конца поддающиеся рациональному осмыслению (ну так у Бутусова театр никогда не был рациональным, интеллектуальным - но всегда театром эмоциональных состояний, страстей, раздвоенной души героя...) проекции ну, скажем, на "Гамлета" или на того же "Короля Лира", возникают.

При всей многослойности - насколько я могу судить по спектаклям, не читая пьесы "глазами" - драматургии Флориана Зеллера, как никакому другому режиссеру именно Юрию Бутусову в "Сыне" удается полностью отказаться от быта, социальности и психологизма, от клинических деталей, в текстах, как ни крути, заложенных, ну или, вернее, от анализа психологии семейных отношений, а подавно от подробностей возрастной физиологии в качестве факторов, движущих сюжет, свести их к минимуму, сосредоточившись на ситуации экзистенциального тупика в чистом виде, реализуя ее посредством символа, метафоры, если угодно, притчи.

Пьеса "Сын", как и "Папа" (еще в трилогию Флориана Зеллера входит "Мама", но с ней у меня пока не было возможности ознакомиться ни в каком виде), так или иначе отталкивается от возрастных особенностей главных героев и обусловленных ими психологических, а также физиологических изменений - стариковских расстройств в "Папе", подросткового кризиса в "Сыне". Тогда как для Бутусова не то что первостепенное, но единственное значение имеют универсальные категории и внутренний мир человека вне зависимости от возраста, статуса, состояния здоровья... Показательное "несоответствие" фактуры исполнителей номинальным характеристикам действующих лиц подчеркивает такую универсальность, ну а насколько блестяще, просто идеально воплощают этот замысел Александр Девятьяров и Евгений Редько, лишний раз можно и не уточнять.

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments