Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Гамлет" Б.Дина, Глайндборн, реж. Нил Армфельд, дир. Владимир Юровский, 2017

Брет Дин - благообразный бородатый дядечка чуть более чем средних лет - перед трансляцией обещает "звездный состав" и не врет, солисты первосортные, вот только петь им особо-то нечего. Что еще хуже для современной оперы - в спектакле не на что смотреть: разборная выгородка-зала, типовая и безликая, но с карнизом, с двустворчатыми дверями, "как в лучших домах" (сценограф - Ральф Майерс), на основных персонажах пиджаки и брюки - правда, корона у Клавдия, у Гертруды - диадема (костюмы - Элис Бэбидж). Розенкранц и Гильденстерн поют контртенорами и одеты как клерки, в пиджаках с торчащими из кармашков платочками и при галстуках - на контрасте с Гамлетом (Алан Клэйтон) в распахнутой по анархистской моде шинели или Горацио (Жак Имбраило) в также незастегнутом полупальто; поскольку линия с отъездом в Англию либреттистом купирована, сладкая парочка остается на сцене до конца, Гамлет во втором акте связывает шнурки их ботинок, а в эпизоде дуэли именно Розенкранц с Гильденстерном, за отсутствием Озрика, реализуют интригу Клавдия с отравленной шпагой. В довершение картины лица героев вымазаны белилами - сегодня это для театра общее место.

"...Или не быть" звучит в начале и далее лейтмотивом; нигилист, анархист... - но таким Гамлета и в опере Амбруаза Тома легко сделать (и делают). Забавно, что Полоний не сам читает письма Гамлета к Офелии королевской чете, а Офелию заставляет вслух прочесть - но замечательной Барбаре Ханниген в этой партии, по крайней мере, есть где подать голос и заодно себя показать; трогает Офелиева сувенирная плюшевая кукла-перчатка в виде обезьянки; во втором акте сумасшедшая Офелия прыгает, накинув фрак поверх нижнего белья, и раздаривает пучки травы. Тогда как вторая женская партия, Гертруда - партия невыразительная и великолепной Саре Коннолли приложить свои таланты некуда.

Досаднее всего - при невзрачности партитуры, но это само собой разумеется - отсутствие концептуальных находок в либретто (драматург Мэтью Джоселин): в отличие хотя бы от "Гамлета (датского) (российской) комедии" Кобекина-Застырца -

- тут просто пересказ сюжета кондовым современным языком - ничего современного по существу. Да и язык музыкальный тоже не слишком радикален: сонористические потоки в оркестре, декламация и речитация в вокальных партиях; местами  - ординарная атональная жвачка, местами поживее, особенно к финальной дуэли с завываниями хористок.

Зато полуголый призрак больше смахивает на зомби, на вставший из могилы трупак, но сперва непонятно, отчего у него торс голый и пузо наружу, а вываливается оно все же из штанов, пускай и обтерханых; выход покойника сопровождается, если мне не послышалось, хором за сценой - но поет мертвец тем не менее своим голосом, что тоже достаточно банально (хор за него был бы намного интереснее); столь же предсказуемо, что Призрак в одном лице - и Первый актер, и он же - единственный Могильщик (Джон Томлинсон); причем как актер и он тоже выступает с репликой "быть или не быть".

Вся сцена мышеловки (режиссер по пластике - Дэнни Сайерс) идет под камерный оркестрик с солирующим аккордеоном, но и представление бродячих артистов - не более чем пронафталиненный балаган с переносной рампой, хотя в свете софитов, и оборванное шоу дальше продолжается убийством Полония, который прячется тут не за шторой, а в груде театральных костюмов на вешалке (будто вспомнив, что играл в молодости и его убивали в "Юлии Цезаре"): на контрасте с сегодняшним, ультрамодным Эльсинором стилизованная архаика могла бы сработать - но броского контраста как раз и нету, вместо него унылое однообразие.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments