Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

хороша соха у Михея, хороша и у Сысоя: "Мелюзга" А.Куприна в "Комнате4", реж. Дмитрий Крестьянкин

Этот рассказ Куприна сравнительно недавно экранизировали, а инсценируют (драматург Елена Исаева), по словам авторов спектакля, впервые: на двух актеров, где-то "этюдным" методом, где-то с использованием средств, приближающих постановку по формату к стендап-комеди и КВНу, что, наверное, для независимого театра естественно и неизбежно. Скромность реквизита (жестяные ведра и лоханка, торчащие из них метлы, рассыпанные либо  развешанные на метелках картофелины...) художники Александра Карпейкина и Елизавета Минаева старались компенсировать смысловой многозначностью оформления и местами обыграть атрибутику иронично (так, картошка служит шариками, украшающими обозначенную метлой новогоднюю елку).

По сюжету два персонажа, отчасти родственные души и одновременно антагонисты - циничный фельдшер и не растерявший пока окончательно романтические "народнические" идеалы учитель (характерная для русскоязычной прозы рубежа 19-20 вв. "диалектика", которую легко обнаружить и у Чехова, и у литераторов калибром помельче, в спектакле типажи и темпераменты исполнителей, Николая Тумиловича и Даниила Романова, уже внешне отражают сходства и противоречия характеров) - вынужденно сближаются, оказавшись в глуши среди чуждого крестьянского окружения, на почве пристрастия к водке и охоте спорить "об судьбах родины". Новогодний праздник у местного попа, знакомства с девушками и танцы, приподнимают персонажей над обыденностью, вдохновляют на некоторое время, но за душевным подъемом, не имеющим реальных последствий, наступает упадок, разочарование, сопутствующее деградации, в том числе и физической: с алкоголя приятели на жидкий эфир переходят - правда, запасы в аптечке земского лекаря быстро иссякли и превратиться в наркоманов интеллигенты не успели, но это их не спасло.

Некоторые режиссерские придумки слишком уж очевидно вторичны - от использования электронно-дискотечного саундтрека в сочетании с "классической" (но тоже не первосортной) прозой до искусственных открыто-публицистических либо вовсе эстрадно-КВНовского розлива "пищевых добавок"; так что наиболее эффектная, кульминационная сцена поповского новогодья меня скорее покоробила стилизованным "обращением президента" и тому подобными "актуализирующими" приколами (хореография Маргариты Красных тоже могла быть занятнее... даже в камерном формате); намного более удачной показалась третья часть (спектакль, понятно, без антракта идет), где персонажи "опускаются" в ситуации, кажется, "вечной зимы", здесь постановщику и артистам удается минимальными техническими средствами и не перенапрягая (честно говоря...) фантазию, бытовой реализм и нехитрую историко-политическую аллегорию Куприна перевести в плоскость внеисторическую и оторваться от спекулятивной публицистичности на уровне "сто лет прошло, а ничего не изменилось" (все и без того в курсе, между прочим).

Трагическую, фатальную развязку - едва зима отступает, персонажи Куприна, измотанные холодами природными и душевными, отправляются в плавание на лодочке по реке и гибнут в водовороте - можно и в первоисточнике, и в инсценировке рассматривать по-разному, противоположным образом. Куприн в "Мелюзге", 1907 (стоит, вероятно, помнить: момент разгрома первой революции) и развивает чеховские мотивы, и до некоторой степени их пародирует, полемизирует с прекраснодушием "народников", опрокидывает вместе с утлым челном несчастных сельских интеллигентов упования на скорую (да хотя бы и не очень скорую) прекрасную жизнь, счастье для всех, а пуще того для т.н. "народа", на саму теоретическую возможность благополучного исхода, но вместе с тем и оставляет за персонажами (как раз в силу их трагической судьбы) шанс на небезнадежность скромных усилий, на то, что даже будучи "мелюзгой", жили, мучились и сгинули они не совсем понапрасну, что, как говорится, "дело их не пропало".

Лично я бы предпочел - ну раз уж "сто лет прошло, а ничего не изменилось"... - чтоб режиссер подошел к материалу еще трезвее, циничнее, саркастичнее, не соскальзывая в сентиментальность, в жалостливость, а пуще того в прогрессистское воодушевление. Впрочем, пошлых "соплей" в спектакле нет, отказ же от прямолинейных суждений и однозначных выводов, может, эстетически ему идет в плюс, да и к первоисточнику так ближе, а выводы всяк для себя делает. 
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments