Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

удушение без гипноза: "Кролики и удавы" Ф.Искандера в Театре на Таганке, реж. Егор Матвеев

В целом мое отношение к примитивному "эзопову языку" староинтеллигентских аллегорий позднесоветской драматургии и прозы благодаря инсценировке только укрепилось - тем удивительнее, что не в пример все более многочисленным попыткам театров вновь обращаться к иносказаниям с фигой в кармане, доставшимся от советских литераторов 1960-80-х гг., будь то небезнадежные пьесы Зорина и Рощина, попроще, но тоже талантливые и для своего времени смелые творения Радзинского, Горина, проза Стругацких или вот опять-таки Искандера), Егору Матвееву удалось, сколь возможно (не вполне, ну потому что иначе ничего не останется от текста...), уйти от дидактичного пафоса, от присущего оригиналу копеечного морализма, обойтись без интеллигентского чистоплюйства и вульгарных "подмигиваний", не впадая при этом ни в КВН, ни в балаган, но актуализируя несвежий (прямо сказать, протухший) материал за счет средств в первую очередь формальных, стилистических, с удивительным по нынешним временам вкусом и чувством меры.

При всей заведомой этюдности - репетировали неделю, оформление из подбора - посчастливилось увидеть практически готовый спектакль, и прежде всего зрелые актерские работы, в чем заслуга режиссера так же первостепенна (уже третий показ в рамках текущей сессии проекта "Репетиции", можно сравнивать с предыдущими... в том числе с участием тех же исполнителей в других эскизах). Нарядить "удавов" в черные робы и балаклавы "спецназовцев", а "кроликов" в светлые модные костюмчики, равно и приспособить к делу видео с титрами - много фантазии не требуется, но у Егора Матвеева простенькие находки развиваются в занятные и осмысленные решения: условно-"зооморфные" персонажи вместо того, чтоб предсказуемо обернуться узнаваемыми пародиями-карикатурами, вдруг демонстрируют естественность "человеческого" поведения, жестов, интонаций; гротеск аккуратно дозирован; а пластика (я бы даже не побоялся сказать - хореография) отдельных эпизодов и сама по себе отлично придумана, просто, наглядно и остроумно, но и очень в тему, будь то обозначение процесса заглатывания кролика удавом с помощью черного полиэтиленового мешка (для трупов), или общение "учителя" Задумчивого с учеником Жаждущим, стилизованное под восточные "духовно-боевые" упражнения на коврике.

Однако внешние примочки, возможно, обретут завершенный вид к полноценной премьере, а в эскизном формате основная нагрузка падает на актеров, и хотя почти каждому достались роли и из числа "кроличьих", и "удавьих" (что в свою очередь заодно подчеркивает параллелизм, "зеркальность" кажущихся антагонистов), персонажи не мельтешат и не сливаются, драматургически инсценировка на редкость складно выстроена, полифонична, артисты же переключают "регистры" блестяще. Замечательный получается удав Коротышка, будущий Великий Пустынник у Филиппа Котова - его герой проходит через множество трансформаций и характера (насколько приемлемо говорить о характере по отношению к притчевому типажу, конечно), и статуса в сюжете, от наивного гонимого маргинала до лицемерного тирана-узурпатора; а в "кроличьей" линии Котову достался эксцентричный пронырливый Мартышка. Евгения Романова - кроличья Госпожа Президент - тоже раскрывается не сразу, а одномерный ее прихлебатель-Ученый Кролик, персонаж Романа Сабурова, в "удавьей" линии имеет тем же артистом воплощенного символичного "двойника" в лице советника Великого Питона (самого Питона таким "батяней-комбатом" играет Сергей Трифонов).

Но самые удачные и неожиданные моменты, на мой взгляд, связаны с Задумчивым и Жаждущим кроликами - если второй из них, Доминик Валиулин, просто местами неловкий, трогательный воспитанник, то герой Артема Болотовского с его догматичной демагогией рискует впасть в резонерство, и очень здорово (пожалуй, главная победа спектакля), что актеру с режиссером удается сделать этого "властителя дум" фигурой хотя бы отчасти сатирической, подстать всем прочим, усложнить конфликт, вывести его из плоскости внешнего противостояния добра и зла, мудрости и глупости, в менее очевидные аспекты внутренних, даже психологических (просто удивительно!) противоречий. В ту же линию режиссерских стремлений вписывается и следующий за основной историей "эпилог от автора" - в кресле у столика с печатной машинкой и стопками толстых книжек (оказывается по ходу, еще и "не тех"!) безымянный, обобщенный Автор (персонаж Антона Анурова, игравшего Косого удава, приятеля Коротышки), самовлюбленный болтун, пускай и толкует он вроде бы разумно о важном... Так или иначе этот фрагмент, вынесенный под занавес, когда уже закончилось действие и публика на низком старте (кто букеты вручать, кому в туалет, курить, домой...), явно "выпадает", уместнее было бы его дать или в начале, прологом, или (предпочтительнее всего) где-нибудь посередине, вставным номером-интермедией, что общей установке работы на "полифоничность" тоже соответствовало бы.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments