Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Леди Макбет Мценского уезда"Д.Шостаковича, Нидерландская опера, реж.Мартин Кушей, дир.Марис Янсонс

Белокурые локоны и макияж Катерины - а ля Марлен и Мэрилин одновременно - к лицу Эве-Марии Вестбрюк, хотя она и поувесистее, конечно. Сергей - звезда вагнеровского репертуара (уж сколько с ним послушано за время карантина!) Кристофер Вентрис: не красавиц, зато мощный, брутальный, раскованный. А Владимир Ванеев после убийства Бориса Тимофеевича возвращается на сцену в образе старого зэка - только вряд ли стоит здесь, как и во всем остальном, искать рациональный умысел постановщика, скорее для удобства, чтоб два раза не гонять русскоязычных солистов издалека, обе партии одному исполнителю отданы.

Оркестр Нидерландского национального театра оперы и балета в принципе один из лучших, а уж с таким дирижером, как ныне покойный, увы, Марис Янсонс, звучит просто великолепно - и запись это передает. Но все-таки я трансляцию включал не ради Янсонса, и даже не ради певцов, а ради постановки Кушея, хотя за время "карантинного" сезона так и не уловил не то что значительности этого режиссера, но даже, на худой конец, его своеобразия. На сцене в первом акте - стеклянная веранда-клетка (декорации Мартина Зегетгрюбера), в ней по полу расставлена принадлежащая Катерине Львовне коллекция модных туфель всех фасонов и расцветок (костюмы Хейде Кастлер, ну и обувь тогда, наверное, ее же?). Так что когда дойдет до убийства Зиновия Борисовича (который заявится невзначай почему-то с факелом...), Сергей прикончит его ударом каблука туфли прямо в глаз.

Физиологизма в спектакле более чем достаточно - однако нарочитого, театрального, не пугающего и не противного, а какого-то дурного, неостроумного, вроде того, что призраки Бориса Тимофеевича окровавленные в хламидах топают по стенам (на тросах). Проявляется малоаппетитный натурализм и в решении отдельных мизансцен - уж как Аксинью хватают за титьки и грязью мажут просто глядеть страшно, а артистка, самоотверженная Кароль Уилсон, ведь еще и поет в это время! Первое свидание Катерины и Сергея обставлено тоже прямолинейно, физиологично, хотя с притемнениями и стробоскопическими эффектами; но тут забавнее другое - Сергей лишает ее (замужнюю, вообще-то, бабу; ладно супруг некузявый - так ведь и свекор не дремлет!) девственности: ход эффектный, броский, опять же решенный наглядно, с окровавленными тряпками, но не слишком убедительный при всей условности оформления в целом.

Задрипанный мужичок во время своей песенки спускает штаны, трогает себя между ног, ссыт (ну правда, это имитация) и наконец вручную тащит из-под земли пресловутый "труп, труп Зиновия Борисовича труп, труп, Зиновия Борисовича. "Полицейский участок - баня, где моются (в трусах, однако) уездные копы под присмотром квартального группенфюрера в кожаной униформе (Никита Сторожев), пока на свадьбе Катерину православный батюшка лапает; и в тех же униформах вертухаи с овчарками охраняют почти голых заключенных "концлагеря", куда попадают Катерина с Сергеем. А там уж Сонетка (Лани Пульсон) - чисто ведьма, и Катерина не топит ее, но душит тем самым злосчастным чулком, который Сергей передарил новой любовнице, а потом сама на нем же вешается: несуразица с точки зрения здравого смысла, зато символично, "картинно".
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments