Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Сквозь тусклое стекло" реж. Ингмар Бергман, 1961

По возвращении главы семьи из Швейцарии герои отдыхают на уединенном острове: сам престарелый Дэвид, его взрослая дочь Карин с мужем Мартином и младший сын Фредерик, едва вышедший из подросткового возраста. Последнего, по прозвищу Минус, играет неведомый мне и никогда не снимавшийся больше у Бергмана актер Ларс Пассгорд - очень интересный. В остальных ролях - важнейшие для Бергмана артисты: Дэвид - Гуннар Бьёрнстранд, его зять Мартин - Макс фон Сюдов. Персонажи все, как водится, сплошь интеллектуалы - ученые, литераторы... рационально мыслящие, то есть, люди. А единственная женщина Карин - героиня Харриет Андерссон - из-под прорех в обоях стены получает сигналы, принимая их за глас божий, что родными воспринимается исключительно как обострение психического расстройства и для женщины заканчивается госпитализацией.

Легче всего решить, что Бергман с его, мягко говоря, недоверием к религии подобный взгляд разделяет и даже пропагандирует - на самом деле у него, разумеется, не все так очевидно. С одной стороны, Бергман не позволил бы себе впасть в ересь безвкусицы и всерьез наглядно живописать на экране мистический экстаз, подобно Тарковскому впоследствии (за время карантина пересмотрел "Жертвоприношение" и не столько отторжение, сколько изумление чувствовал, до такой степени Тарковский в своей совково-интеллигентской "духовности" нелеп, смешон!); с другой, сводить все к расстройству женской психики он тоже не стал бы - это, в конце концов, неинтересно, просто скучно. А вот двойственность, амбивалентность поведения героини - как раз и делает Бергмана "бергманом".

И кроме того, в этом достаточно раннем еще фильме Бергман постоянно переключает разговор из плоскости взаимоотношений человека с Богом в плоскость человеческих, семейных отношений. К финалу отец если не примиряется с младшим сыном, то по крайней мере делает шаг ему навстречу, заговаривает с ним: пусть даже Бог молчит и/или человек не слышит Его голоса (раз уж шум из-под растрескавшихся обоев не более чем галлюцинация) - но по крайней мере отец говорит с сыном... У позднего Бергмана чаще выходит, что бог не заменит человеку другого человека, а другой человек не заменит бога, а тут все еще остается вариант спасения (но уже не столь явственный и прямолинейный урок, как в "Седьмой печати", к примеру) за счет семейных, непременно кровно-родственных связей, хотя то, что это связь отца и сына, чересчур "аллегорично" и для Бергмана почти догматично.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments