Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

критерий соприкосновения с реальностью: "Человек из Подольска" Д.Данилова в "Около", реж. М.Громов

К трем постановкам этой даниловской пьесы, которые я успел посмотреть до введения режима "самоизоляции" -
в Доке
в "Практике"
и в Ярославском театре им. Ф.Волкова
- за период виртуального "карантинного сезона" добавилась еще одна, петербургский "Приют комедианта" показал запись "Человека из Подольска" Михаила Бычкова с Дмитрием Лысенковым в главной роли, и если не решение в целом, то образ главного героя в ней я посчитал наиболее адекватным, при том что отношение к пьесе, сложившееся еще при первом заходе, не изменил:

Очередное обращение к ней в театре "Около дома Станиславского", к сожалению, не только моих предубеждений относительно драматургии Дмитрия Данилова не разрушило, но, что гораздо хуже, ничего не добавило к стереотипам относительно того, чего можно ждать от спектаклей "Около".

Стол дознавателя (Первого полицейского) и клетка "обезьянника" (где сидит Человек из Мытищ), предписанные авторскими ремарками, обнаруживаются в пространстве типичном, универсальном для "Около" вне зависимости от материала, времени создания текста и стилистической его специфики: весной и летом - одним цветом, и это цвет ржавчины, если брать "декорации", а если костюмы - то обычно цвет хаки, но тут, как ни странно, полицейские наряжены в "настоящую", современную форму, а не в армейские кители и не в ватники лагерных вертухаев (сценография и костюмы Сергея Тырышкина), на чем сюрпризы постановки, в общем, исчерпываются.

Впрочем, кроме всего остального, тут "жизнь разделила железная дорога": рельсы-рельсы, шпалы-шпалы, через них перешагивают персонажи, выходя к авансцене исполнять "упражнения"; а еще картину дополняют бюсты будд. Не только пространство, однако - но и текст: с одной стороны, диалоги купированы, и зачастую столь неаккуратно (литчасть-то в театре работает или где?..), что в репликах полицейских проскальзывают сведения, которых задержанный им не сообщал: роль Николая сократили, а информация о нем потом в разговорах полицейских всплывает не пойми откуда... или это такой сознательный ход, предположение, что "небесные милицанеры" еще и до кучи всеведущи?!. С другой, высказывания полицейских нафаршированы - апгрейд, стоит признать, негрубый, но пьеса уж больно намозолила глаза и, такое ощущение, что известна дословно наизусть! - окольного розлива эзотерической лабудой, опережающей здравый смысл, все эти "нерожденное сознание будды", "критерий соприкосновения с реальностью" и проч.

Подольские все тупые, замечает в пьесе Второй полицейский; Николай (Человек из Подольска) не исключение, и Сережа (Человек из Мытищ) тоже, у Данилова есть другая (на самом деле та же самая, только немного другими словами пересказанная) пьеса "Сережа очень тупой", хотя тот Сережа в московском Щукино, кажется, живет, ну да неважно. В спектакле Максима Громова - дипломная работа студента Юрия Погребничко - герои не то чтоб тупые, а какие-то пришибленные, что ли... но таков опять же родовой признак всех персонажей всех пьес во всех постановках театра "Около". Зато у сидящего в "обезьяннике" великовозрастного Сережи (Юрий Павлов) неизменная бардовская гитара в руках, можно текст реплик на аккорды положить, а можно и стишки какие-нибудь приспособить.

Играющий главную роль, Николая из Подольска, разведенного, незадачливого рокера, редактора окружной газеты "Голос ЮАО", сам талантливый режиссер Максим Солопов, актерски себя не проявляет - но вероятно, таким, погруженным в себя, видит героя постановщик. А единственную женскую роль, доставшуюся Марии Погребничко - "госпожу капитана Марину" - Максим Громов представил с марлевой повязкой на лбу, монотонно-меланхоличной, появляющейся в сопровождении мелодии из кинофильма "Мой ласковый и нежный зверь" (музыкальное оформление Марии Данилиной), что едва ли следует воспринимать как рациональный знак, "маркер" образа, скорее как ни к чему не обязывающий, но создающий "настроение" лейтмотив.

Однозначно предпочел бы я в роли Первого полицейского Александра Орава, заявленного в параллельном составе исполнителей - совсем несходный с ним внешностью Алексей Чернышев играет дознавателя благодушно-сдержанным, всезнающим, этаким "гуру", желающего "посвятить" героя-"задержанного", приобщить его неким "опережающим" таинствам. Что-то подобное наблюдается и в спектакле "Практики" у Марины Брусникиной, но там хотя бы исподволь, на уровне визуальном: костюмы, мизансцены, "ритуальные", якобы "мистериальные" телодвижения - а тут прямо в лоб, вербально, своими словами, и выходит манипуляция еще хуже, чем в других известных мне сценических версиях пьесы Данилова; про наглядность не забыли - под столом Первого полицейского расходятся магические круги и письмена.

Без того неспешное действие в какой-то момент притормаживает, замирает - Николай будто засыпает... И абсурдистско-фантасмагорическая ситуация, сконструированная драматургом, в спектакле "Около" получает - не как единственно правильная версия, но по меньшей мере как шанс... - объяснение рациональное, причем самое тривиальное из возможных: долго ехать от Подольска до Москвы на электричке, вот по дороге и уснул человек в вагоне. А уж человеку ли приснилось, что полицейские задержали его и изводят нелепыми упражнениями, или, наоборот, полицейским приснился человек из Подольска - неизвестно и неважно: вестник ЮАО, голос ЦАО, путь ДАО, депутация, репутация, оккупация (тоже вот милое дело)... Впервые за полгода сходил в "настоящий живой театр" - и лучше б еще полгода в самоизоляции перед телевизором отсидел!

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments