Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Гадюка" А.Толстого, ТЮЗ им. А.Брянцева, СПб, реж. Илья Носоченко, 2016

В виде киноэкранизации, мюзикла, инсценировок, да и как литературный текст "Гадюка" Алексея Толстого удивительно живуча - казалось бы, привязанная к своему времени, она, не в пример многим шедеврам эпохи, время пережила и продолжает оставаться, по крайней мере казаться, актуальной. Илья Носоченко, впрочем, легкого материала не ищет - я видел его "Туман" в театре Моссовета по Мигелю де Унамуно, а "Гадюка", судя по всему, еще раньше поставлена, и судя по этим двум вещам, замах у молодого режиссера прям-таки титанический, при этом хронометраж и "Тумана", и "Гадюки", минимальный, обе постановки укладываются в час сценического времени, но на "Тумане" я и час еле высидел (это еще дневной показ был, а то просто убился бы...), с "Гадюкой" в трансляции попроще (любой спектакль много выигрывает, если смотришь его из-под одеяла...), однако уровень претензий все же зашкаливает и результат до планки, которую режиссер сам перед собой ставил, не дотягивает.

В "Гадюке" Носоченко главная героиня представлена двумя ипостасями - Татьяна Ткач выступает рассказчицей от имени уже пожилой Ольги Зотовой, Анна Мигицко играет молодую Ольгу, которая пережила ужасы гражданской войны сперва как жертва, а потом и против воли активно в ней участвуя, но после завершения периода "военного коммунизма" в новой действительности места себе не нашла. Повествование с временной дистанции, правда, не столько задает истории объем, сколько вносит путаницу, которая усугубляется добавленными режиссером к исходному сюжету документальными свидетельствами эпохи. При этом двоится не только образ Ольги - так, директор треста, куда Ольга устраивается в мирной жизни, оказывается "реинкарнацией" ее эскадронного "товарища" (скажем так...) Емельянова - обоих  играет один актер, Радик Галиуллин. Пассивную женственность в разных версиях тоже воплощают одни и те же актрисы - за счет чего историко-психологическо-бытовой сюжет размывается, но в притчу все равно не превращается, а оборачивается претенциозным сумбуром.

Бросается в глаза, но до финала вызывает недоумение, почему на товарище Емельянове гусарский мундир - это не единственный вопрос, который возникает, но остальные можно отмести (а в спектакле столько подробностей, "фишек" и целых диалоговых сцен, ни к чему драматургически не привязанных, а концептуально избыточных, иллюстрирующих одну и ту же нехитрую мысль постановщика о вредоносности любого насилия, даже будто бы во благо направленного), а красный, расшитый мундир прям-таки маячит... И вот к финалу, когда в 1962 году после очередной войны и "великой стройки" (уж Алексей Толстой давно помер!) героиня "Гадюки" возвращается в родную Казань, она на месте родительского дома обнаруживает кинотеатр, а в нем крутят... "Гусарскую балладу" - то-то же изначально в прологе визуальная стилизация под "старое кино" возникала и далее вовсю использовались приемы из кинематографического обихода (что, впрочем, сегодня общее место для театра) -  судьба Оленьки Зотовой, видимо, должна запараллелиться с образом Шурочки Азаровой: если честно, то даже задним числом и последним напряжением воли мне одно с другим увязать сколько-нибудь осмысленно не удалось, все опять как в тумане.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments