Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

зажим для сосков: "Колл-центр" реж. Наташа Меркулова, Алексей Чупов

12 человек на 12м этаже - это, казалось бы, шанс еще раз собрать вместе Никиту Михалкова, Валентина Гафта, Михаила Ефремова, Сергея Маковецкого... Хотя кастинг "Колл-центра" в своем роде превосходный и адекватный целям (как я их вижу) проекта, но по первым сериям мне казалось, что авторы малость путаются в исходной затее. Колл-центр - это интернет-магазин по торговле "товаром для взрослых" вроде фаллоимитаторов, зажимов для сосков, "эротичного" белья и т.п. Разного возраста и пола - от пожилой женщины до юного стажера - сотрудники впаривают звонящим клиентам секс-фуфло, и небезуспешно, пока их скопом не замуруют в помещении офиса и, угрожая взорвать бомбу, от лица неких виртуально-мультяшных манипуляторов "мамы" и "папы" не подвергнут жестоким испытаниям в духе "Пилы", а те вынуждены подчиняться, "терпеть и надеяться", постепенно раскрывая через экстремальную ситуацию свои "интимные места".

Собственно, вторичность по отношению к франшизе "Пила" меня сперва и смутила, хотя почти сразу становится ясно, что "фишка" проекта не столько в этой рамочной игровой конструкции с кровавыми и аморальными заданиями, испытаниями и проч., а в микро-сюжетах, раскрывающих предыстории каждого (кого-то подробнее, в формате целой персональной серии, кого-то походя, между делом) из персонажей. Среди них безусловно самая эффектная, просто убойная - серия, посвященная героине Зои Кайдановской: ее Галина Алексеевна Майзель - женщина ученая, учение она имела от своего наставника, специалиста по моллюскам, а после его смерти тронулась рассудком и вообразила себя улиткой - положим, что от актрисы в роли "улитки", бессловесно ползающей по дому несчастного, но не знающего, куда маму девать сына, терзаемого молодой женой, требуется в большей степени самоотверженность, готовность к творческому риску и доверие к режиссеру, нежели драматические способности и умение работать в партнерстве, но так или иначе Кайдановская молодец и то, что она сделала, заслуживает особых оценок.

Остальные истории - кавказца-строителя Давида, у которого сына похитили (потому он сперва решается на убийство, а затем под видом курьера приносит в офис колл-центра посылку и сам оказывается в заложниках); приезжей уборщицы Джеммы, которой необходимы деньги на операцию ребенку (ради них она выполняет сексуальные приходи садистов, а главным садистом оказывается ее работодатель); несостоявшегося юного врача Кирилла (с невестой поехавшего в гости к родственникам, но попавшего в котел военного вторжения русских на украинскую территорию и не сумевшего любимую спасти, после чего разочаровавшегося заодно и в медицине); беглой мусульманской террористки Лизы (изначально дочки сильно воцерковленной мамаши, которая удрала в Турцию к жениху по интернету, а тот оказался мало что сутенером, так еще и агентом исламистов, которым девушка понадобилась для организации взрыва в Москве - но бедняжке удалось вырваться из плена) - тоже более-менее занимательные, все-таки меня не особо вдохновили, и после шестой серии я прервал просмотр, а вернулся к сериалу только спустя несколько недель, и не зря.

Как ни странно, принцип "больше ада", окончательно раскрывающийся к последним сериям проекта, себя оправдывает. В двух завершающих эпизодах авторы успевают не только вывернуть наизнанку основной конфликт внешнего, общего сюжета, связанный с любовным треугольником - бывший студент-медик Кирилл, его невеста Катя и их начальник, руководитель колл-центра Денис Викторович (оказывается, Катя в свою очередь изменила Кириллу, что выясняется в первой серии, не от распутства, но с отчаяния - ей понадобилась помощь в мести, задуманной против матери, которая изменила отцу с офицером ФСБ, а папа взял да и повесился) - после того как вроде бы все расклады этого плана (многодетный отец Евгений - любовник Лизы, а лесбияночка Соня подавляет в себе любовь к стерве Яне) уже обозначены и отработаны, но и придать ускорение главной интриге: к спасению заложников подключается... ФСБ, правда, не целая служба, а лишь в лице отдельно взятого офицера.

Линия с ФСБ, завязывающаяся только в предпоследней серии, радикально видоизменяет на ходу конструкцию не только сюжетную, но и жанровую, тем более, что Игорь Маркович (поразительно все-таки что характеризующих, симптоматичных сочетаний имен-отчеств не хватает на все многочисленные телепроекты и выходят забавные переклички...), бывший одноклассник и любовник Катиной мамы, Томы, женат на дочери начальника, в аварии когда-то лишившейся рук и протезами изготавливающей на камеру кулинарные изыски для своего видеоблога - и вот, с одной стороны, безрукая кулинарка, а с другой, загадочные знаки, предъявленные Игорю Марковичу в виде невесть как оказавшиеся мало что у него, так и у тестя на хорошо охраняемых гэбистских хатах, но буквами азбуки складывающиеся в послание "Катя" - это уже такой градус трэша, что и Катина интрига (девушка решила зачем-то снять на видео секс матери с любовником, Кирилл помогать отказался и тем воспользовался Денис Викторович...), и венчающая микро-биографии персонажей история стажера Павлика Борисова (16-летний парень провалился при поступлении в театральный, от зажима позабыв на экзамене графоманские стихи собственного сочинения, зато неожиданно его нашел родной отец, немыслимой крутизны бизнесмен, когда-то "спрятавший" сына в семье чужих людей, а теперь замуровавший его в собственном островном дворце, откуда несостоявшемуся актеру удается выбраться под видом привозной шлюхи) уж не вызывает вопросов - вписывается в формат.

Когда формат окончательно проясняется - уже и предыдущие серии задним числом видятся иначе. Я и так-то не особо парюсь насчет гипербол, парабол и всяческого гротеска - до недавнего времени регулярно ходил в театр, где воспитывался на пьесах Дмитрия Данилова, так что привык не задавать драматургам лишних вопросов. Но по первым сериям думалось, что идея лучше сработала бы в южно-корейском или японском, азиатском, то есть, варианте, для которого естественны постоянные обнуления ситуаций, характеров и взаимоотношений персонажей, причем иррациональные и ничем логически неподготовленные, да и на расчлененку у азиатов побогаче фантазия; в европейском же антураже хотелось от развития событий большей внятности и последовательности, а на русскоязычном материале еще вдобавок достоевщины, тарковщины и все такое. Но когда развитие событий дало крен в чистый трэш, последние сомнения отпали: мир за пределами "колл-центра", обрисованный авторами сериала, выглядит едва ли не более фантастичным, чем то, что происходит с героями, оказавшимися в заложниках; но парадоксально вместе с тем через абсолютно сюрреалистические истории удается затрагивать темы, в ином жанре неудобные либо вовсе невозможные: исламский терроризм, русская агрессия в Украину, подпольная секс-индустрия, коррупция, нелегальные мигранты и т.д. - общий сюжет и внешняя форма, восходящая чуть ли ни к "пионерским квестам" в духе советских подростковых сказочек с моралью, но усугубленная расчлененкой, оправдывает и невероятное содержание каждой микро-истории.

И тут лишний раз стоит оценить удачи кастинга - Зоя Кайдановской в образе "женщины-улитки", понятно, вне конкуренции, но ее героиня раскрывается почти целиком в персональном микро-сюжете, а в общем плане, среди прочих офисных коллег, Галина Алексеевна малоприметная фигура, к тому же погибающая (а игра идет с жертвами!) задолго до финала. Но в первую очередь точно подобран центральный "треугольник" - в партнерстве с талантливейшей Юлией Хлыниной (хоть в сериале ей достается что-то мало-мальски достойное ее актерских возможностей!) выступают Павел Табаков и Владимир Яглыч, оба, пожалуй, не великие дарования, но сюда отлично вписавшиеся имиджем и фактурой: Табаков - хрупкий, инфантильный, а Яглыч типа брутальный, перекачанный, и обоим, что характерно, даже ничего специально играть не надо (стоит заметить, что способности Табакова можно оценивать по-разному, если видеть его в спектаклях Богомолова и в спектаклях не-Богомолова; в кино он до сих пор выезжал за счет внешней хрупкости, иногда приходившиеся идеально кстати; единственное, что можно сказать однозначно, глядя на его участие в эротических сценах сериала - звездой порно ему не бывать; касательно же Яглыча выводы скорее обратные...). Полина Пушкарук (Лиза) и Никита Тарасов (Евгений) - прекрасные; Сабина Ахмедова (Джемма) и Леван Хурция (Давид) - ну... тоже на своем законном месте. Да и второстепенные персонажи, начиная с чувствительного ФСБ-шника Анатолия Белого, его жены (Наталья Кудряшова) и любовницы Томы, матери Кати (героиня Екатерины Волковой, между прочим, всю жизнь мужа, страдающего маниакально-депрессивным психозом, ради дочери терпела, а Катя вон как себя повела ...), заканчивая садистом-работодателем Джеммы (Дмитрий Куличков), самым колоритным из его клиентов (эпизод Никиты Кукушкина) и воцерковленной матери Лизы, а православная маньячка пострашнее секс-садиста будет (пара эпизодов Ольги Лапшиной) - все, в общем, удачные, все, в рамках заданного формата, убедительные.

А все-таки совершенно особая роль выпадает Аскару Нигамедзянову - мало того, что у стажера Павлика персональная микро-история фееричнее женщины-улитки и уборщицы-проститутки вместе взятых (чего стоит "батя" в обличье Александра Робака! и его, будто из сказок тысячи и одной ночи, островной дворец! роскошь интерьеров, впрочем, чрезмерная и выдает условность эстетики сразу, с головой - оптимальнее, когда удается пройти по грани, как в "Содержанках", но то уже следующий уровень художественного мышления), так он еще и "подставной", нанятый организаторами "игры" - это умирающая от неизлечимой болезни супербогатая вдова Глория, обитательница владения 969 на Рублевке (адрес обыгрывается в последнем, "спасительном" задании "квеста", и поиск отгадки очень смешно пародирует суету "знатоков" ЧГК!), владелица, среди прочего, и колл-центра, и небоскреба Глория-плаза, где офис располагается (работа Виктории Толстогановой тоже вполне самоотверженная, немногим менее, чем Зои Кайдановской) устроила себе такую забаву, такой "телесериал" для личного пользования, и совсем уж под конец, с заходом на предполагаемый следующий сезон, погибший было Павлик обнаруживается Давидом в комнате, где тот рассчитывал найти похищенного сына - игра, стало быть, продолжится и после смерти (если таковая имела место в действительности) Глории.

Однако самая остроумная подробность, на мой субъективный вкус, состоит в том, что правда или нет, а Павлик - несостоявшийся студент театрального вуза, поэт-графоман и актер-неудачник, которого после бегства от "бати" якобы сосватал в проект Глории председатель приемной комиссии (персонаж Валентина Самохина), где ему предложена "интересная актерская задача", и в ходе предварительных тренингов с ним отрабатывают умение "поддерживать градус испуга", "не играть труса, но играть страх". И пока офицер ФСБ после взрыва в колл-центре, откуда уцелевшие в процессе персонажи успели эвакуироваться по трубе-тоннелю до бассейна на нижнем этаже (перед тем, как прыгнуть, некоторые успевают сделать предложение руки и сердца, снять с себя и повесить на любимого крестик - по нынешним временам иначе и спасаться незачем!), лежит, заваленный обломками, окончательно преодолевший былой зажим Павлик намекает Давиду на следующий этап игры: не удивлюсь, если персонаж Анатолия Белого затем также "воскреснет", но пока что в противостоянии офицеров ФСБ затейникам из театральных институтов счет 0:1 в пользу вторых - кого как, а меня это порадовало!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments