Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Маскарад" М.Лермонтова, Комеди Франсез, реж. Анатолий Васильев, 1993

По окончании трансляции Комеди Франсез дала еще кусочек "творческой встречи" с Анатолием Васильевым, состоявшейся, видимо, позднее, чем спектакль сошел со сцены - и Васильев весело, но не без обиды затаенной, вспоминал, как во время спектакля из зала кричали "дерьмо!", а местные парижские бабки выползали по ходу действия, обхватив голову руками (Васильев показывал "режиссерски", как именно!) со стоном "ужас!", и как по возвращении в Москву с премьеры он впервые в жизни лечился от депрессии, которой ранее сроду не страдал. Тем не менее "Маскарад" - вещь легендарная, увидеть ее в записи - большая удача.

Пространство  узнаваемо с первого взгляда - ну конечно, очень похоже на интерьер ШДИ: художник и архитектор один и тот же - Игорь Попов (увы, покойный), характерные портики, арки, пилястры, также стулья, "утопленные" в проемы пола почти по сиденья. Знакома и стилистика костюмов художника Бориса Заборова - хотя за прошедшие тридцать лет подобная условность и эклектика поприелись и маски с шнуровкой, переходящие в нагрудники, сочетающиеся с кринолинами, париками, конусовидными шляпами 18 века (наряд баронессы Штраль-Катрин Сальвиа) и одновременно условно-"сегодняшними" кепи (на князе Звездиче-Дидье Бьенам впридачу к голубым штанам с подтяжками еще и галстук того же небесного цвета в первой картине!) теперь стали общим местом; не говоря уже про уборщицу со шваброй - теперь труднее увидеть спектакль, в котором не моют полы!

Но вот обезноженный Арбенин - Жан-Люк Бутте - который то ходит, опираясь на костыли, то ездит в инвалидной коляске, а одна нога у него или отсутствует, или безнадежно повреждена (по тексту герой себя называет инвалидом, однако в значении начала 19го века это означает скорее "ветеран", он, несомненно, воевал, но совсем необязательно ранен), очень многое определяет в спектакле, где так много пластических, хореографических интермедий, где даже и диалог или монолог непременно подан через пластику, через знаковый жест.

Валери Древиль осенью приезжала в Москву со спектаклем Ромео Кастеллуччи, где выступала скорее в качестве перформерши и в тени партнерши-вокалистки -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/4112751.html

- здесь ее Нина оказывается центром действия, после смерти героини появление Неизвестного - Жан Дотремэ - уже, честно говоря, не впечатляет (да и Неизвестный какой-то простоватый...); театр устроил и онлайн-беседу с актрисой, но в отличие от встречи с Васильевым я дальше слушать не стал, ее разговорный французский мне понять оказалось мудрено, к сожалению. Зато в спектакле Древиль романс Нины из музыки Глазунова к постановке Мейерхольда поет на русском, и вообще музыка Глазунова (обработанная Камилем Чалаевым), а особенно этот романс "Когда печаль слезой невольной..." становится мелодическим лейтмотивом второй части спектакля (так-то он шел без антракта и опять же Васильев с юмором рассказывал, как Лассаль, руководитель Комеди Франсез, обратился с просьбой сделать хотя бы короткую пипи-паузу), после Нины его поет нарядный контртенор, а затем хор превращает его в подобие молитвы.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments