Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Ифигения в Тавриде" К.В.Глюк, Штутгартская опера, реж. Кшиштоф Варликовски, дир. Стефано Монтанари

Никакая, понятно, не Таврида - дом престарелых, но класса люкс, фешенебельный, и бабки тут не зачуханные, напротив, роскошные, ухоженные (на каждую пациентку по умывальнику!), в чистеньких халатах, а то и в дорогущих туалетах, с прическами, при жемчугах-брилльянтах, на антракт/по праздникам им жрицы-медработники тортики дают, а ночами старушки-веселушки из числа "ходячих" устраивают лютые пляски в ручного изготовления картонных масках!

Сценография и костюмы Малгожаты Щесняк, постоянного соавтора Кшиштофа Варликовски - отсюда шикарная меблировка, граффити дракона на жалюзи, плюс пластиковые, с частично зеркальным эффектом, стены-занавесы, и черно-белая кинопроекция на них - все по варликовскому обыкновению.

Субъект воспоминаний и переживаний, царевна Ифигения (Аманда Мажески), изначально сама выступает в парчовом платье ветеранки-альцгеймерши, но к концу первого акта героиня раздваивается и в этой ипостаси ее заменяет возрастная перформерша; главный "скиф" - обезноженный татуированный качок в майке и с солдатскими значками на шее; а пока окровавленный Орест (Джаретт Отт) корчится у просцениума, на койке за пластиковой полупрозрачной-полузеркальной панелью его полностью голый, не считая обвязки на голове, двойник-перформер (вот такого бы, а не в модных трусах и наушниках, Варликовски подложил жене красильщика в баварской "Женщине без тени" - недолго бы та берегла свою честь/тень!) тоже изводится, заново проигрывая убийство Клитемнестры. Почему он все-таки абсолютно гол, не совсем ясно, может так сподручнее мать укокошить, чтоб совсем без эдиповых комплексов.

Второй акт музыкально великолепен, а на события еще беднее первого - Пилад убивает скифского царя-генерала прямо в ложе (только что не "царской), как принято в спектаклях Варликовски, ножом по горлу (так же поступает его Воццек с Мари), и даже богиня Диана, насколько я понял, не появляется "во плоти", но звучит внутренним голосом Ифигении, пока старческая ипостась героини окончательно не теряет разум (а может и дух вон...) под тяжким грузом прошедшего.
Такой взгляд, правда, разрушает без того хлипкую общую концепцию, предлагающую все действие воспринимать как наплыв неизжитых переживаний героини в старческо-маразматическом состоянии, и чтоб не потерять вовсе "ариаднову" (раз уж сюжет привязан к крито-микенскому циклу мифов) нить сюжета, хочется для себя определиться поточнее, у кого тут плохо с головой, кто маразмирует, а кто вовсе фантом, видение.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments