Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Кармен" Ж.Бизе, Берлинская опера, реж. Мартин Кушей, дир. Даниэль Баренбойм

В начале карантина уже пытался смотреть этот спектакль, записанный в пустом зале Берлинской оперы специально под трансляцию - интересно было, что за режиссер Мартин Кушей, имя на слуху, но я даже телеверсий его постановок раньше, кажется, не видел. Тогда просто не смог сосредоточиться и не нашел, за что зацепиться. Теперь собрался, посмотрел от начала до конца, примерно с тем же результатом.

В прологе спектакля Хозе расстреливают - причем не на музыку увертюры, а уже непосредственно в начале первого акта; то есть едва с колосников падает красный шарф Кармен, как тут же солдата и пускают в расход, а старообразная женщина в трауре ищет Хозе, но под глумливые шуточки расстрельной команды находит лишь тело. Я сперва подумал, что это постаревшая от горя Микаэла, потому что реплики относятся к ее партии - но в третьем акте Хозе убьет Микаэлу (стреляя, правда, в Эскамильо), так что скорее всего это мать героя, которая, вопреки предупреждениям той же Микаэлы, все же не умерла, по крайней мере пережила сына.

Дальше, правда, все не так интересно, как обещает начало и появившиеся вслед за тем шеренги солдат в масках и защитных "противочумных" костюмах. От химзащиты не останется следа, история пойдет своих чередом, хоть и в условно-постапокалиптическом антураже, но это сейчас общее место и в драме, и в опере.

Под углом вросший в землю куб-бункер с колоннадой бордельного салона внутри - декорация первого акта (сценограф Йенс Килиан): на его крыше "расстреляли" Хозе, а под ней проститутки (какая уж нынче табачная фабрика) развлекают военных под присмотром сутенера с бичом. Свой цветок Кармен бесстыдно влепляет Хозе прямо его лысину. Вообще на премьере пели Мария Домашенко и Ролландо Виллазон, у последнего-то шевелюра кучерявая, но череп Майкла Фабиано обрит наголо и, может быть, в режиссерской концепции это уместнее, хотя тенор его все равно не слишком выдающийся. Другое дело - Анита Рачвелишвили, которую мне довелось живьем слышать лишь однажды и то в формате репетиции - вот у нее и от природы фактура такова, что цыганки, которые до сих пор в Севилье (и Кордове, и по всей Андалусии) предлагают "кабальеро" - из числа туристов в основном - какие-то зеленые веточки "на счастье" за, само собой, добровольное денежное пожертвование, именно так и выглядят, ну разве что облегающие кожаные черные сарафаны не носят (художник по костюмам Хайди Накль), однако Рачвелишвили и он к лицу.

Спрыгнув под конец первого акта с подиума (вероятно, на батут, но все равно девушка-то увесистая, риск...), к второму Кармен-Анита оказывается в компании остальных блядей и полуголых солдат (в первом акте, кстати, помимо девок и парни в трусах были, но не понял, это клиенты или все же услуги "на любителя"...) у бассейна возле башни-вышки, вместе они там плещутся и принимают Эскамильо (Лючио Галло), с зализанными и в пучок забранными волосами похожего опять-таки на сутенера, ну всяко на бандита из мафии, пока не явится Хозе и бедный Лильяс Пастья не рассыплет под их с Кармен смех поднос с фруктами: тележку с яблоками, как известно, не собрать - обратной дороги нет, а убийство Цуниги уже мелочь. Хотя настоящими роковыми красавцами здесь выглядят Ромендандо с Данкайро, один в белой маечке, второй в зеленом джемпере (трансляция шла без титров, в интернете тоже не нашел фамилий этих артистов) - молодые, сексапильные, и хочется в них видеть парочку, но нет, они с бабами путаются, и вместо того, чтоб дойти друг с другом до экстаза в квинтете, они с Фраскитой, Мерседес и Кармен застывают в статичной мизансцене - позируют для фото (с чего бы?! это ж компрометирующий документ...).

Тоже среди голых стен и квадратных колонн - то ли дворца, то ли храма - разворачивается третий акт, где на сцене гадания является из предчувствий Кармен толпа полуголых окровавленных неподвижных (вращается круг, а перформеры не шевелятся) "призраков". Зато в начале четвертого акта сцена пуста и на нее снова падает красный шарф. Тут площадку запоздало наводняет толпа - вплоть до торговца (или прокатчика?) биноклями, и дети, которых в первом акте не было, и всякой твари по паре. Но каково же было мое удивление, когда с выходом главных героев массовка враз полегла, попадала буквально, мало того, и свет погас, герои превратились в полутени на фоне подсвеченного голубым задника, в духе Уилсона, только задним морщинистый, Уилсон убил бы ассистентов за такое.

Толпа возвращается уже кровавыми признаками из предыдущего акта, а в финале на Хозе наставляет ружья расстрельная команда - драматургическая композиция формально закольцована, а что этот ход дал впридачу к известному сюжету и как его перевернул (а если нет - зачем он нужен?!), для меня осталось загадкой. Хуже всего, что разговорные диалоги в непомерных объемах утяжеляют, тормозят действия, они не нужны и откровенно занудны. Оркестр жесткий, колючий - допускаю, что это правильно, аутентично, по-французски, но мне бы поровнее, понежнее, в общем, даже по музыкальной части эта "Кармен", несмотря на вокал Аниты Рачвелишвили, меня разочаровала.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments