Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Любовная история" Х.Мюллера, "Приют комедианта", СПб, реж. Дмитрий Волкострелов, 2013

Не знаю, остается ли спектакль в репертуаре театра, но в Москве его показывали сравнительно недавно, минувшей осенью - я не попал, о чем теперь жалею еще сильней, чем тогда, потому что редкий случай: запись категорически не компенсирует отсутствие личного опыта. Дело, впрочем, не в том, что спектакль Волкострелова много теряет на экране - формально и фактически терять нечего. В первой части, где Хайнер Мюллер описывает завязку, встречу на перроне в ожидании электрички студента университета и девушки с фабрики, четверо актеров поочередно, по двое, выходят к авансцене и стоят, молча глядя в зал, а текст идет за кадром, разными голосами повторяясь до опупения - но надо, чтоб было кому опупеть!

Я, к примеру, человек привычный, а лежа под одеялом и оттуда глядя на телеэкран, и вовсе никакого дискомфорта не испытываю, но дискомфорт между тем - обязательный элемент художественной структуры спектакля, нарастающее по поводу "минус приема", "ноль позиции", и прочей "лекции о ничто" напряжения, раздражения в зале, куда пришли время провести, отдохнуть, получить удовольствие, "окультуриться" в крайнем случае - а тут тебе ни истории, ни подавно любовной. Кое-что, допустим, фиксирует и камера с микрофоном - нервные смешки, нетерпеливые, а то и хамские хлопки, скрипы и топот (уходят), но в том и суть, что одних бесит этот типа спектакль ("наебалово!", "верните деньги!", "че за херня!", "мы в театре или где?!"), а других бесят те, кого бесит спектакль, и все они присутствуют в общем пространстве, бок о бок находятся. Когда никто и ничто никого не бесит - о чем тогда разговор? Тогда, получается, о спектакле собственно, но... что сказать?

Причем забавно, что текст Хайнера Мюллера не лишен нарратива и даже вполне удобопонятен - парень с девушкой начали встречаться, поехали на природу, там у них был секс, но он ей сказал, что любит, а она ответила, что нет, потом выяснилось, что она беременна... Плюс к тому Мюллер как последовательный левак (хотя что левак, если в ГДР жил... настоящие бойцы Красной Армии предпочитали бороться с капитализмом изнутри и на государственные субсидии, как деятели Шаубюне по ту сторону стены!) добавляет умиляющие здесь и сейчас подробности вроде упоминания "Молодой гвардии" Фадеева и "Капитала" Маркса - суповой набор передового интеллектуала, кстати, и сам по себе впечатляет! Но естественно, меньше всего Волкострелова беспокоит методика расчета прибавочной стоимости и отчуждение труда - он работает с иным родом отчуждения, и по-своему небезынтересно. Нарратив постоянно рвется, ритм заедает, повторы прокручиваются вхолостую - настрой отчужденнее некуда.

Персонажей основных два - а актеров четверо, и они не играют героев, вообще не играют, по большей части даже текст на сцене вслух не озвучивают, хотя актеры все как на подбор, от постоянного волкостреловского соратника Ивана Николаева (он же ди-джей и сосед Павел....) до приглашенного Ильи Деля, Алены Бондарчук и Старостина при них... В целом получается подобие мюллеровского же "Квартета" (но там вопреки названию пьеса на двух персонажей автором задумана).

Художники Ксения Перетрухина и Яков Каждан тоже приложили фантазию - каждый эпизод отбивается закрывающимся надолго занавесом, позади которого происходит перестановка. На первом эпизоде вращается круг с развешанными по его вертикальной плоскости на крючки-подставки гранеными стаканами. Далее стаканы едут из кулисы в кулису по "фабричному" транспортеру. Еще вариант - ящик, полный стаканов. А самая эффектная конструкция - уходящая к колосникам пирамида из стаканов.

Кроме того "действие" прерывается во второй половине большим... не антрактом, но музыкальной паузой - девичий вокально инструментальный дуэт под собственный аккомпанемент - гитару и металлофон - исполняет три-четыре песенки, ну ниче-так, нормальные по меркам самодеятельности, обыкновенные. Однако после песен, наверное, особенно тяжко возвращаться к стаканам, пунктирной, никуда не ведущей "любовной истории" и до кучи "Капиталу" - если в зале сидишь. И вот тут проблема - а если б (предположим) заснять "чистую" версию спектакля, без зрителя, ну как сейчас делают для трансляций... - технически это запросто (и затрат особых не требует) - но в плане художественном получится идеальный вариант или, наоборот, ничего не получится... а вдруг получится НИЧТО?

Вот уж где спектакль без зрителя не существует, раз некому раздражаться! Не говоря уж о том, что еще одна фишка предусмотрена по окончании - поклоны "до последнего посетителя". Я сталкивался с подобным неоднократно, так же как и с невыходом артистов на поклоны, необязательно на прогонах, на официальных показах по билетам тоже, это не эксклюзивное ноу-хау Волкострелова, но если весь спектакль на таком принципе выстроен да еще и поклоны впридачу...


Самое же, полагаю, для создателей "Любовной истории" досадное, что несмотря на отсутствие реакции, поклонов и того самого натяжения, которое должно, в общем-то, придавать спектаклю смысл (хоть какой-то), нарратив "Любовной истории" Мюллера, при всей его условности и нелинейности, на свой лад цепляет; актеры вызывают симпатию; я ни минуты не хотел отвлечься (тогда как на "Человеке из Подольска" временами скучал и не "зажигали" даже искры, летящие от Дмитрия Лысенкова!) - так что же... это провал?

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments