Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Три четверти" А.Красильщик, Молодежный народный театр "Игра", Екатеринбург, реж. Татьяна Павлова

Когда что-то люди себе в удовольствие делают, оно и другим передается, пробивая скепсис - я вспомнил, какое воодушевление испытал несколько лет назад на "Трамвае "Желание" из города Серова -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3314644.html

- и вот что-то похожее снова пережил на спектакле екатеринбургского театра "Игра", коллектива "народного" и "молодежного", то есть не имеющего официального, подавно "акадэмического" статуса, а по факту не уступающего иным "академикам" не только талантом, но и мастерством, про энтузиазм уже не говоря. При этом и режиссер отнюдь не "умирала" в актерах, с текстом поработала, много чего для постановки нафантазировала; и артисты, в том числе самые юные, будучи ненамного старше своих персонажей-школьников, все задачи очень здорово, с подкупающей раскованностью (ребятки бОрзые... должно быть, уральская закалка сказывается), возможно даже с несколько избыточной для подобного случая мастеровитостью ("Три четверти" до Москвы много куда возили по фестивалям) выполняют.

Я не знаю книгу Анны Красильщик и могу судить только по инсценировке, где упор в школьной истории из начала 90-х сделан на универсальные мотивы, а исторический, социальный и культурно-географический контекст практически выведен за скобки. Наверное, еще и с педагогической точки зрения это важно - иначе сегодняшним подросткам неинтересно было бы в спектакле участвовать. Хотя поправку на то, что главная героиня (образ собирательный, но в основе - альтер-эго автора) не просто среднестатистическая постсоветская школьница, а все же девочка из московской еврейско-интеллигентской семьи, учившаяся в какой-то явно особенной школе и именно в начале 90-х, а не в начале и не в конце 80-х, но и не в 00-е, стоит все же делать. Тогда как внешние приметы времени сводятся к минимуму и при том сомнительному набору полукурьезных, малодостоверных сведений (допускаю, что в парке рядом с домом автора окрыленные демократизацией активисты посбрасывали с постаментов советские скульптуры, а в школу уже тогда пришли "батюшки" с молебном - но, как говорил товарищ Огурцов, "это нетипично"... молебнами учеников стали пичкать позднее, зато уж до тошноты, памятники же пионерам героям и их вождям по большей частью стоят на прежних местах по сей день).

Мне-то, конечно, любопытнее было бы наблюдать, как сегодняшний тинейджер, вооруженный интернетом, соцсетями и т.п., видит в персонажах-ровесников своих родителей - этого уровня рефлексии в спектакле нет, подростки играют как бы "самих себя". Но играют азартно, самоотверженно и, не побоюсь сказать, талантливо - гораздо легче придраться к исполнителям ролей возрастных, учителей и родителей. И на них намного приятнее, увлекательнее смотреть, чем, к примеру, на взрослых дядь и теть (ну как взрослых - около-тридцатилетних) с актерскими дипломами и солидной фильмографией, изображающих тинейджеров в спектаклях, скажем, РАМТа, взять для примера "Фото топлесс" (там, правда, еще и пьеса, по сравнению с которой Анна Красильщик - Данте):

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3940179.html

История же в "Трех четвертях" сама по себе слишком уж типовая: в класс приходит новенькая девочка и осваивается в сложившемся до нее раскладе с "альфа-самцами", "изгоями", "принцессами", "шлюшками" - персонажей буквально так здесь не маркируют, но "влюбляется" героиня, конечно же, в "альфу", Кита, который ей кажется красавцем и смельчаком, к тому же он сын одного из педагогов; еще один "блатной сынок" - маленький, да удаленький Головастик: все персонажи с подачи Кита зовут друг дружку "кликухами", погонялами". Ну и за три четверти учебного года героине предстоит разочароваться, сделать выбор, усвоить урок (в меньшей степени по школьному предмету, а больше по житейской морали): она после предательства Кита сходится с "изгоями", но в кульминационный момент поступает опрометчиво, поддерживая издевательство над безобидным, безответным мальчиком, перебрасывая дальше сорванную с него шапку... а Кит, понятно, ведет себя и с девочкой как урод, вынуждает показать "сиськи", чтобы потом всем про это растрепать, и демонстративно "гуляет" с другой, "готовой ради него на все".

Ту "готовую", кстати, по описанию плоскую, играет девушка крупная, и подобные "несоответствия" срабатывают спектаклю в плюс. Однако сами подростковые интриги, игры, микро-сюжеты о школьной влюбленности, ревности могли бы разворачиваться где и когда угодно - в заштатном городке американского Среднего Запада, в Новой Зеландии, да хоть в Африке или на Ближнем Востоке (лишь бы не было войны...) - еще и поэтому не хватило мне контекста, антуража, хотя бы на уровне каких-то предметных мелочей, саундтрека, пластики: клетчатые сумки - безусловный знак эпохи, но вот уже подбор музыки некоторые вопросы вызывает, и я, закончив школу в 1995м, сейчас не уверен, что мои ровесники (а герои Красильщик - мои ровесники, чуть ли не одногодки, видимо...) устраивали "дискач" под Алексея Глызина, это сейчас в богомоловских "Карамазовых" он становится эффективным "крючком", запускающим механизм ассоциаций, а для 13-летних начала 90х, сдается мне, Глызин считался "западлом"... ну Титомир и "Кар-мэн" еще туда-сюда. (Про "Полет на дельтаплане" я не говорю, но он и не подростков характеризует, а поколение взрослых, вносит в саундтрек ретро-интонацию и сопровождает появление возрастных персонажей). Да и пластика, танцевальные движения юных исполнителей в спектакле очевидно - невольно, бессознательно - выстроены, вернее, "заточены" скорее под Егора Крида, под Богдана Титомира совсем иначе дергались! А еще я припоминаю, какие статьи, рассказы, повести печатались на тот момент в периодике для подростков - и взять не то что журнал "Мы", редакцию которого сегодня во всех смыслах закрыли бы типа за "распространение порнографии", тем более не "Ом" и не "Птюч", чуть позднее появившиеся и на несколько более старшую аудиторию рассчитанные, но хотя бы орденоносную "Пионерскую правду"! то, что упоминается в спектакле и на каком уровне это делается - инфантильный лепет.

С другой стороны, вторым наряду с сугубо школьно-подростковыми перипетиями и переживаниями важнейшим планом спектакля оказываются взаимоотношения героини с родителями - тут опять же важно, что семья у девочки близкая к идеальной, мама и папа живут в согласии, по мере развития сюжета умирает дедушка, но и эта потеря (естественная, при всей печали) больше служит героине уроком жизни, нежели становится трагически невосполнимой, на момент завязки сюжета кроме одной бабушки даже старшее поколение семьи живо-здорово, люди не бедствуют, они образованные, следящие за событиями социально-политическими (за "актуальной повесткой", сказали бы теперь), но взрослеющей девочке, само собой, хочется больше узнать про отношения полов. И тут выходит немного смешно - мне вспомнился анекдот как раз их 90х: "Сынок, пора нам, кажется, поговорить с тобой о сексе... - Ок, пап... ну и что ты хотел бы узнать?"
Подозреваю, что актеры-подростки вообразить себе не могут, не в состоянии себя поставить на место своих героев в этом аспекте: по части секс-просвета пост-перестроечные школьники из "Трех четвертей" ближе к персонажам "Пробуждения весны" Ведекинда, чем к сегодняшним их ровесникам, даром что с теми их разделяет почти целый век, а с этими два, много три десятилетия.

И у меня осталось впечатление, что больше в силу вот этого зазора, а не отсутствия познаний о времени, о политической и бытовой обстановке, в которой их родители росли (принципиально избегаю участия в "обсуждениях" после спектаклей, но тут и время свободное было, и желание искреннее - спросил, что слыхали ребята про эпоху, в которую они "играют"... убедился - для них начало 90-х словно Атлантида, и вероятно, какие-то подробности, может и ложные, о советских 1960-х, даже 1930-х и о жизни в 19-м веке у них больше на слуху, чем информация про период, непосредственно предшествующий их собственному появлению на свет!) вся семейно-психологическая составляющая, прежде всего линия "дочки-матери" (ну и актриса, играющая маму, старается через край...) смотрится натужной, архаичной, чуть ли не "ностальгической"; а если кого-то и способна "шокировать откровенностью" - но разве что "дедушек-бабушек", для которых (признаться, для меня уже почти так же...) памятники советским вождям в парках и молебны в школах суть признаки одной эпохи, а не разных, не противоположных.

Да ведь так на самом деле и есть - за счет развития техники и коммуникаций подростки, надо думать, больше знают про анатомическое устройство мужского и женского организмов (но, говорят, значительно меньше им интересуются даже в теории... не то что мы в свое время!), а по части всего остального предпочитают ради пущего спокойствия неведение; да и какими нежданными открытиями, достижениями, приобретениями артисты-подростки могли бы похвастаться перед своими ровесниками-персонажами тридцатилетней давности - песнями Егора Крида разве что?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments