Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

ходит занавес - как - парус: "Мужчины Марины", Aronin Space в "Доме поэтов", реж. Сергей Аронин

Это уже заключительная часть авторской трилогии Сергея Аронина "Декаденты", но предыдущие две я не видел и, если честно, даже не знаю, кому они посвящены. Третья тоже не в первую очередь фигурой заглавной героини привлекла - за последнее время я довольно много смотрел работ Аронина и актерских в МТЮЗе, и до его постановки "Улетающего Монахова" там же с опозданием недавно добрался, а что происходит в "творческой лаборатории Aronin Space", знал до сих пор понаслышке. Причем наибольший интерес из ее репертуара у меня вызывает "Господин Фридеман", идущий в библиотечном пространстве, но на него я катастрофически не попадаю, а в т.н. "Дом поэтов" - арт-подвал на Трехпрудном с полудомашней-полубогемной обстановкой, благодаря дневному спец-показу впервые попал.

Клубная обстановка тоже частично спасает от привкуса музыкально-поэтического вечера в красном уголке сельской библиотеки, к которому любая подобная композиция, посвященная стихам и судьбам их авторов, неизбежно клонится. Но главным действенным средством против духа избы-читальни и старушачьих посиделок при свечах среди цветочных горшков становится в "Мужчинах Марины" режиссерская ирония - впрочем, не тотальная. Композиция выстраивается на контрастах - драматические эпизоды чередуются с музыкальными и юмористическими, откровенно "капустническими"; в частности, цветаевская поэзия, утоптанная в ритмико-мелодические "заготовки" популярных романсов ("Не уходи"), кабацких песенок ("Бублички") и даже современных шансонных или эстрадных шлягеров (лучше киркоровского "Снега" не отыскать!) - в чем-то метод сходный с тем, что практикуют артисты KLIMа в его поэтических спектаклях, накладывая на расхожие мотивчики строчки Мандельштама, Тарковского, Брюсова и т.д., но там задачи предельно серьезные, исследовательские и чуть ли не магические (простигоподи...), а здесь очевидно сильнее элемент хохмы, гэга.

Вместе с тем без попыток выйти в план лирический, романтический, а то и героический, тоже не обходится, как и без примет "ликбеза", может быть для кого-то важных, но на мой вкус избыточных, компромиссных. Рукотворная простецкая атрибутика и кабарешная рассадка - столики, занавесочки, фонарики, миски с водой, помогающие изобразить "море" - на иронию работает отлично, а на пафос - гораздо хуже, дает обратный эффект. Кроме того, в "Мужчинах Марины", говоря до конца откровенно, нет собственно Цветаевой - стилизованное под "спиритический сеанс" мероприятие (о чем участники спорадически вспоминают, но моментально всякий раз забывают) открывает "цыганка"-гадалка, раскидывающая на картах, вызывающая Марину и сама в нее воплощающаяся: к сожалению, актриса Лидия Лукина заданного градуса серьезности, а ее вес целиком ложится на хрупкие плечи единственной девушки в ансамбле, не выдерживает; тем более, что вдобавок давит многословие и архитектурная нестройной драматургической композиции - наряду с блестящими кусками в ней есть сомнительные, и просто лишние, сказывается присущее Сергею Аронину не только в этом опусе некритичное доверие к слову, к текстам, архивным документальным и собственного сочинения.

Впрочем, коль скоро спектакль называется "Мужчины Марины", то надо признать, с мужскими персонажами дела обстоят куда лучше: их десятки, причем от Пушкина (о котором Цветаева писала) до Бродского (который высказывался о Цветаевой), актеров же четверо, включая самого Сергея Аронина, выступающего - с наклеенными бумажными бакенбардами и в черном кудрявом паричке - за Пушкина, также и за Юрия Завадского, ну и за Гете заодно. Хотя не в обиду другим партнерам переключения из образа в образ прежде всего блистательно удаются Илье Смирнову - он и Онегин, и Родзевич, и Пастернак, ну и Бродский (слегка пародийный, но не до карикатуры) тоже Смирнов. Колоритные, харАктерные персоны - от Максимилиана Волошина в венке из полыни - до Георгия Иванова, с которым Цветаева перед отъездом из Франции катается в парижском метро, достались Александру Серову-Останкинскому. Наконец, весь вечер (в нашем случае день) за роялем, исполняя свои песни на стихи Цветаевой, и олицетворяя, помимо Эфрона с Рильке, абстрактно-символичного цветаевского "ангела" - Денис Сорокотягин. Оригинальные его песни хороши, но, по-моему, много выиграли бы в концертном формате, как самодостаточные, а не вставные номера (в отличие от юморных музыкальных композиций на готовые узнаваемые мелодии).

Все-таки уходил я с ощущением, будто второй акт (а спектакль полноформатный, с антрактом часа на два с половиной) перегружен, в нем есть отменные, определяющие лицо постановки в целом моменты, но, к примеру, сценки с Пастернаком, в еще большей степени с Ивановым - чересчур пространны и настоящей необходимости в нех нет; а под финал около четверти часа слушать в темноте фонограмму, на которой Ольга Демидова от лица Цветаевой начитывает сведения про последние годы жизни поэта, и скучно, и странно - даже в чисто формальном, конструктивном отношении такие куски явно выпадают из композиционной структуры, разрушают без того не вполне стройную пьесу.

Однако пусть лирико-романтический надрыв "Мужчин Марины" меня (может в силу моих субъективных особенностей...) не особо вдохновил, зато некоторые ироничные, игровые находки напомнили спектакли Константина Богомолова десяти-восьми-шестилетней давности, построенные на сходных принципах жанровых контрастов; Богомолов, правда, эти штуки давно перерос, но иногда в новых его постановках тех прежних "капустнических" приколов по старой памяти не хватает - "Мужчины Марины" Сергея Аронина как раз позволяют заново пережить аналогичные эмоции: радость узнавания хрестоматийных и хитовых стихов и мелодий в сочетании с открывающимся из-под завес иронии и даже цинизма (у Аронина все же напускного скорее...) трагическим подтекстом.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments