Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

радость праведных: "Занос" в "Практике", "Зарница" в ЦИМе, реж.Юрий Квятковский

Каждое утро с мета-реализма: третий "Занос", вторая "Зарница".

Спектакли по очень разным текстам (разного и характера, и качества - на мой взгляд драматическая поэма Андрея Родионова и Екатерины Троепольской намного интереснее, да и просто свежее позавчерашнего совково-интеллигентского беллетризовано-драматизированного памфлета Сорокина) и очень по-разному решены театрально, визуально, да и актерски тоже, но для меня они наконец-то сложились если не буквально в "дилогию", но в некий вполне цельный взгляд современных и относительно (ну хотя бы относительно меня) молодых людей (считая лета режиссера и большинство артистов) на день сегодняшний, но как бы с противоположных позиций:

"Занос" - через призму недавнего прошлого, "Зарница" - в отблесках ближайшего (уже не столь и гипотетического) будущего, в первом случае средствами стилизованного техногенного авангарда, во втором игры в фольклорную архаику, хотя природное и технологическое в обеих постановках причудливо, парадоксально пересекается, взаимодействует. Ну и кроме того - нужен же помимо желания (и возможности - поди попади еще на "Занос", там реальный биток при дорогущих билетах! а в зале народ - примерно как персонажи за стеклом веранды Михаила Андреевича...) также конкретный повод, и как раз нашелся: в обоих спектаклях - отличающиеся от тех, что я прежде видел, составы.

На роль Михаила в "Заносе" аж три исполнителя заявлены, первые два раза я смотрел с Андреем Фоминым:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/4091285.html

https://users.livejournal.com/-arlekin-/4092112.html

Сейчас играл Николай Фоменко (Максим Виторган тоже репетировал, но ему персональная премьера только в январе предстоит), и это большая разница во многих отношениях, начиная с фактуры и темперамента артиста, заканчивая, видимо, личным отношением исполнителя к характеру героя и к происходящему с ним и вокруг него событиям. Николай Фоменко, простите, и сам - "человек из прошлого" в известной степени, он до сих пор узнаваем, популярен и наверняка кем-то любим, но "звездный час" его пришелся на 90-е и к исходу 2010-х явно миновал, так что судьба Михаила еще и с этой точки зрения ему, возможно, более понятна, близка. Потому вопреки сложившемуся, расхожему и ожидаемому от него комизма именно фоменковский Михаил не в пример фоминскому скорее жалок, чем отвратителен, отчасти даже трогателен в своей, как он неожиданно обнаружил, беззащитности перед напором новых, темных, демонических, иррациональных сил.

Но это не единственные различия в составе - бывшие "хозяева", точнее, хозяйские гости, игравшие на премьере Бориса и Гелю "брусникинцы" предпоследнего набора Петр Скворцов и Алиса Кретова, будто в "Острове рабов" Мариво, стали прислугой. В итоге замечательному Скворцову почти весь спектакль делать практически нечего, чисто служебные функции он выполняет, зато к финалу он как никто раскрывает сущность Сергея, предающего "господина" в руки "налетчиков" с той же легкостью, естественностью, с какой еще недавно ему служил, и ярче, убедительнее Скворцова едва ли кто-нибудь воплотил бы весь лакейский набор черт и эмоций (воспользуюсь поэтической формулой Заболоцкого) "нищету свою и злобу, нетерпимость, рабский страх"... С другой стороны, Анастасия Великородная и Денис Ясик - совершенно иные, нежели были Кретова со Скворцовым, Борис и Геля. Плюс ко всему Ната Султановна - или ее "двойники" среди публики в ближних рядах зала такой эффект создают?.. - стала как-то во всех отношениях объемнее, раскованнее.

Как ни странно, несмотря на то, что Николай Фоменко добавляет не комической, а лирической ноты основной сюжетной линии, в целом "шоу за стеклом" при смене состава и со временем существования спектакля наращивает "сатиру", утрачивая полупародийную, но все-таки достаточно убедительную "чеховскую атмосфэрность" происходящего, сильнее приближаясь к своего рода телевизионному (я наконец-то, с третьей попытки, идеально видел мониторы!) "реалити". Так что итоговый триумф "охраны", воспринимай развязку хоть в социальной, хоть в мистической плоскости, кажется пусть и катастрофой, но закономерной, неизбежной... в общем - героями (и хозяевами, и лакеями - велика ли разница между ними? смена актерских составов заодно дает наглядный ответ и на этот вопрос) заслуженной.

Юрий Квятковский в "Заносе" относится к сорокинскому тексту почти с той же беспощадностью, что и к сорокинским персонажам. В "Зарнице", при кое-каких купюрах, он обращается с материалом куда бережнее - но и материал, на мой вкус, такого отношения заслуживает больше. Герои "Заноса" - люди прошлого, обреченные на вымирание "ящеры", представители вроде бы недавней, но какой-то древней, немыслимой, непредставимой сегодня "мезозойской эры". Персонажи "Зарницы" - (под)ростки будущего, однако и они погружены в стилизованную, фольклорную, архаичную, условную "старину". На самом деле "героем" и Сорокина, и Троепольской-Родионова является, конечно, язык, то есть языковой сплав официоза и сленга, архаизмов и неологизмов (тем более, что многие фрагменты там и тут положены на музыку и пропеваются либо подобием речитативов, а то и арий, либо полифоничных хоров: композитор двух спектаклей один - Алексей Наджаров, работа блестящая!) - так что "Зарница" еще и "героем" намного сложнее, интереснее. Еще характерно - если "Занос" кончается катастрофой, то "Зарница" - номинальным апофеозом, триумфом (воли... юности... музыки! любви!..), который - невольно вспоминается финал богомоловского "Дракона" и то, к чему пришел, во что превратился рыцарь Ланселот... (перекличка случайная, но удивительно точная!) пострашнее катастрофы оказывается, что я для себя еще на премьере отметил:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3949105.html

Сейчас на "Зарнице", как и на "Заносе", тоже попал, а признаться, сознательно пришел на другой состав: теперь ангела-отступника Зарницу играет Денис Ясик (тот же, что в очередь с Петром Скворцовым - скульптора Бориса в "Заносе", слепившего из остатков торта аллегорию криптоклейда), и в его интонационно-пластическом рисунке роли Зарница, неслучайно заглавный, обнаруживает более явственное даже на уровне внешних примет и черт характера сходство с очевидным (как мне кажется...) своим прототипом - Эдуардом Бояковым; тут и бронежилет поверх рясы-хаки от художника Полины Бахтиной абсолютно в тему... А вот вместо "яиц" Ветродуя-Ильи Барабанова - пинг-понговых шариков за подкладкой его полиэтиленового дождевика - почему-то остались только теннисные ракетки.

Но в "Зарнице" для меня важнее со второго захода ("заноса", ага") оказался контраст между нарочито хенд-мейдовыми, гротескными, "старомодными" костюмами лесных "духов" и пост-индустриальным, пост-апокалиптическим пространством: "лес наш" - железобетонный, вместо стволов - трубы, "исконность" и "архаика" на самом деле мнимые, они только в головах, в сознании и сохранились. В прошлом искать спасения не приходится - оно растворилось в сказках, легендах, снах; но и на будущее рассчитывать нечего. Вообще "Зарница", как и выпущенный следом проект на тексты Родионова-Троепольской "В.Е.Р.А." -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/4041800.html

- отсылающий именно в прошлое, но недавнее и реальное, к 1960-м и т.н. "шестидесятникам", поэтам эры, когда говорить в рифму было модно, а все-таки пока еще необязательно, как в футуристической России пьесы "Зарница" ("поэзия - дизайн ландшафта"!), воздействует, насколько возможно, отрезвляюще, способствует избавлению от иллюзий, равно от героизации вчерашних кумиров и предполагаемых подвижников наступающего дня. Школьники-тинейджеры из "Зарницы" едва ли не легче и скорее, чем советские интеллигенты из "В.Е.Р.А.", склонны к таинственной страсти предательства, к конформизму, смирению, готовности вписаться в систему, мейнстрим, тренд... Какие бездны в доме!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments