Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Похищение из сераля" В.А.Моцарта, "Санкт-Петербург Опера", реж.Юрий Александров, дир.Максим Вальков

Отсутствие вкуса у режиссера не искупает даже наличие интеллекта, фантазии и ремесленных навыков, а если всего остального также недостача... Спектаклей Юрия Александрова видел я немало - как "продвинутых", так и нарочито-"старомодных", но крикливая безвкусица присуща тем и другим равно. "Похищение из сераля" оформлено (художник Вячеслав Окунев) в эстетике провинциальной советской музкомедии - что, допустим, для произведения в традиции зингшпиля еще не так смертельна (если не помнить, что все остальные опусы постановщика выглядят не лучше...). В центре сцены - яйцеобразная ажурная "беседка" турецкого паши, по краям - коринфские колонны, а на просцениуме в левой части - клавикорды, за которыми трудится самолично Вольфганг Амадей.

И хотя исполнитель главной роли Денис Закиров, запросто отождествленной режиссером с фигурой композитора, по типажу скорее годится на князя Хованского-старшего, чем на летучего Амадеуса, режиссер Юрий Александров привычно настаивает на "автобиографической подоплеке" сюжета. Испанский гранд Бельмонт выручает из турецкого плена свою возлюбленную Констанцу - тезку жены Моцарта, против брака с которой выступали родители. Для Александрова тут все сходится тютелька в тютельку - правда, вокруг Моцарта суетятся сын и дочка, причем уже большенькие: внебрачные, что ли?.. Или композитор вспоминает предысторию своей свадьбы-женитьбы - так вроде премьера оперы почти совпала с венчанием...

Ну да если подпустить комизЬму - хотя бы на уровне накладных жоп прислужников пашИ (просто по два арбуза в шароварах), и чтоб артисты миманса на четвереньках ими весело трясли - про историко-биографические несообразности не подумаешь, а "концепция" в памяти останется. Бросается в глаза (а если уж Александров что придумает - берегись), что верный слуга и товарищ героя, которому в русскоязычном сегодняшнем контексте явно не повезло с именем Педрилло (Владислав Мазанкин), постоянно ходит в цепи с ядром и гремит посильнее карлика-черномора в "Евгении Онегине" Андрия Жолдака (на что Жолдаку истинные "мэломаны" грубо пеняли, Александрову же - нимало), тогда как Моцарт-Бельмонт свои колодки то снимает с шеи, то надевает обратно - видимо, то оковы любви, которые герой готов возлагать на себя добровольно и радостно, однако и сбрасывать сообразно вновь утвержденному сюжетному плану также.

Весьма характерная, фирменная для режиссерского почерка Александрова примочка - появление на сцене слепого уличного музыканта, заимствованного из маленькой трагедии Пушкина: ну не полностью незрячего, подслеповатого, в очках, зато с торчащими из под шляпы еврейскими пейсами скрыпача, откликающегося на просьбу героя изобразить "из Моцарта нам что-нибудь" демонстративной фальшью, не так уж сильно выделяясь на общем музыкальном фоне спектакля, если честно. Еще из александровских находок - двусмысленный статус Селим-паши (Всеволод Калмыков): он то ли маразматик, то ли мудрец, симулирующий болезнь Альцгеймера: по крайней мере все свои пафосные речи он воспроизводит по книжке, путаясь в страницах - но решения принимает на удивление рассудительные, вот и поди пойми!

Впрочем, костюмы словно из подбора в колхозном клубе позаимствованные и из аналогичного обихода актерские ужимки опереточные, доведенные до пародии на жанр манерные жесты, "глазки" и проч. к размышлениям не располагают - однако же, сказать за себя лично, и не веселят. Впрочем, целиком "Похищение из сераля" я не слышал раньше и мой интерес к спектаклю заранее не выходил из рамок знакомства с музыкальным материалом - опять же простеньким, на опереточно-куплетный манер, ну "зингшпиль" же. Русскоязычные диалоги между немецкоязычными куплетами давно уже не смущают в подобных спектаклях, а вот хоть какое-нибудь понятие о стиле Моцарта дирижеру не помешало бы, да и элементарная слаженность ансамбля никому не вредила еще. Справедливости ради - неплохо удалось певцам изысканное трио во 2-м акте, а развернутая лирическая ария главной героини, той самой заневестившейся рабыни Констанцы, в исполнении Олеси Гордеевой прозвучала более чем достойно.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments