Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

папа, я вижу твой член: "Медея" по Еврипиду, International Theatre Amsterdam, реж. Саймон Стоун

Пытался вспомнить, когда последний раз употреблял в разговорной речи слово "вагина" - причем не "пизда" и не в функции междометия, метафоры или экспрессивно окрашенной психологической характеристики некой особы (я по-другому и не говорю...), но именно "вагина" и именно в прямом, анатомическом значении... Ну может на бездуховном западе это распространено шире, чем на святой руси - когда солидная дама вслух жалуется на невостребованность своей... - но вот я так и не вспомнил, чтоб произносил или хотя бы слышал, как кто-то, особенно женщина, применительно к себе и своему телу использует термин "вагина"... Собственно, к чему я стал вспоминать - считается (кем-то...), будто Саймон Стоун виртуозно адаптирует классические тексты к современным реалиям, не просто механически транспонируя старые сюжеты в сегодняшнюю обстановку (подобная метода давно выродилось в штамп), но переписывая диалоги таким образом, что текст становится новым, сохраняя - якобы - смысл и "дух" первоисточника. Надо признать - мнение небезосновательно в том плане, что "пьесы" у Стоуна получаются довольно складные, не в пример большинству аналогичных "адаптаций", в них не режут глаз явные анахронизмы, ни внутренние противоречия фабулы, связанные с изменением времени действия и условий, в которых существуют персонажи, ни несоответствия характеров этим изменившимся условиям времени.

Вместе с тем для меня остается принципиальным вопрос о целях, о творческих задачах, которые Саймон Стоун преследует своими, допустим, небезуспешными операциями (хотя реплика типа "я работаю в НКО" даже из уст героини оригинальной современной пьесы лично меня рассмешила бы...). Приблизить героев из прошлого к нам нынешним? В таком случае и результат лично меня не убеждает, и сама задача не представляется бесспорной: так ли уж далеки герои даже Еврипида, не то что Ибсена и Чехова (беру те три случая адаптаций Стоуна, с которыми за последние полгода довелось ознакомиться...), от нас многогрешных?... Другое дело, если воспринимать опусы Стоуна формально, как некий лабораторный опыт, как театральный "интеллектуальный" аттракцион, на уровне "было-стало", "заметь десять отличий", "найди кота" и т.п. - тогда занятно выходит: с "Тремя сестрами", послужившими первым знакомством с творчеством относительно молодого, но жутко модного уроженца Австралии, в русскоязычном контексте, где исходный материал знают наизусть примерно все (по крайней мере большинство тех, кто ходит на фестивальные спектакли и интересуется современным импортным театром - а иной аудитории у Стоуна в Москве и нет) эксперимент прошел на ура:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/4010844.html

С "Йуном Габриэлем Боркманом" Ибсена, приехавшим в Москву, в Москву вслед за "Тремя сестрами", уже похуже, но там многое решало участие в ансамбле актера Мартина Вуттке:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/4025679.html

"Медея" Еврипида - это и не хрестоматийные "Три сестры", чтоб с энтузиазмом ловить каждую деталь, "обработанную" фантазией режиссера-перелицовщика, и не раритетный "Боркман", чтоб не заморачиваться и не соотносить результат проделанной работы с первоисточником. Актеры амстердамской компании, разыгравшие актуализированную версию мифологического сюжета и античной трагедии - нормальные, хорошие профессионалы, однако не лучше и не хуже любых других нормальных профессионалов. Абстрактная сценография Боба Казенса - подсвеченный белый павильон - напомнила инсталляции Джеймса Таррелла: в нее можно поместить абсолютно любую историю, давнюю или свежую. История, рассказанная Стоуном с оглядкой на "Медею" - о женщине, которая сожгла себя вместе с собственными детьми - относительно свежая и абсолютно реальная; даже более, если уж на то пошло - случай, увы, не единичный, и помимо того, к которому отсылает аннотация спектакля, у меня на памяти и другие схожие, касающиеся в том числе не совсем чужих мне людей... Суть, однако, в том, что Медею древнегреческую на чудовищные поступки толкает, помимо мужской неверности, и царский произвол, и родовое проклятье, и, наконец, Рок. А что может привести к тому же современную женщину, успешную, самодостаточную, плюс ко всему неплохо обеспеченную материально?! В конце концов, даже самая мерзкая подлость бывшего супруга и самая сильная непроходящая к нему эротическая страсть не фатальна, есть же законы, есть суд, есть, на крайний случай, разнообразная терапия... - остается лишь банальное (при всей, опять же, чудовищности последствий) сумасшествие. Но неужели история про буйную психопатку с поехавшей на семейно-бытовой почве крышей всерьез может заинтересовать, поразить и, главное, достичь трагических, эпических масштабов?

Между тем именно к драме (а если и "трагедии", то сугубо бытовой) психопатки, истерички, по-своему несчастной, но ничем не примечательной тетки сводится "Медея" Стоуна. Жила-была Анна (так теперь зовут Медею), работала врачом-фармацевтом, но узнала об измене мужа Лукаса и принялась ему перед его свиданиями с любовницей подсыпать токсичный рицин, супругу утехи подпортила, блевал он ночи напролет, но когда дело прояснилось, чтоб избежать уголовного преследования, по совету все того же супруга легла Анна в психиатрическую клинику. Вроде оправилась - но Лукас, бывший лаборант, карьеру благодаря Анне сделавший, решил жениться на Кларе, дочке и наследнице хозяина фармацевтической компании; тот предлагает ему должность в Китае, куда Лукас и Клара планируют переехать, забрав у Анны детей, прав на которых героиня ввиду психической неадекватности лишилась.
Кормилица и дядька у Стоуна соединились в девушке-соцработнике, а старший из сыновей (младшего при этом играет девочка) увлекается видеосъемкой, что несколько разнообразит картинку и мизансцены - к примеру, ворвавшись с камерой в спальню ("за кулисы"), где Ясон-Лукас (Леон Ворберг - а на фотографиях к аннотации другой артист, помоложе и посимпатишнее...) по старой памяти на прощание завалил Медею-Анну (Марике Хебинк), подросток испытывает недоумение, застигнув вроде бы разъехавшихся родителей при совокуплении, и не зная, радоваться ли ему или как, просто от души констатирует: "Папа, я вижу твой член!" - то-то мама читала им вместо сказки на ночь "Метаморфозы" Овидия! и кстати, словно "член", и не "хуй", и не в качестве междометия, но именно "член" и в прямом анатомическом значении, сдается мне, тоже для обиходной речи как-то не тово... Ну да неважно, а важно, что каждый из родителей ситуацию оценивают по разному: для Лукаса это типа "прощальный секс" ("папа не сдержался"), а для Анны шанс на восстановление семейной гармонии, не иначе.

Но гармония, само собой, утрачена бесповоротно, и вот уже среди стерильно-белоснежного подсвеченного павильона начинает с колосников сыпаться черный пепел... - славатегосподи, что не пепел крематориев Освенцима (с модных режиссеров станется...), уже легче! А все равно - стильная, отточенная условность и символизм антуража бытовухе с клиническим уклоном и криминальной развязкой едва ли способны придать объем (на то, вероятно, имеется у режиссера расчет) трагический, эпический, мифический. Скорее, наоборот - обстановка абстрактного павильона и примочки из ассортимента условно-игрового театра, вплоть до того, что пока Анна-Медея, усвоив уроки "эпического театра", проговаривает свои действия, посыпая голову пеплом, дети льют Кларе на волосы "клюквенный сок" - придают разборкам "мифологических" в анамнезе героев привкус "мыльной оперы" и попсового ток-шоу для домохозяек; только вместо домохозяек благодарными потребителями этого театрального продукта становятся недалеко от них ушедшие буржуа-интеллигенты "с претензией".

Да и на здоровье, почему бы нет - я вот только, помимо всех прочих сомнений, задался про себя вопросом: а многие ли из числа просвещенной, причастившейся мировым художественным тенденциям публики, в едином порыве два вечера кряду набивавшей (ну как набивавшей... третий Стоун за несколько месяцев коммерческие стратегии откровенно не оправдал...) зал Театриума на Серпуховке, удосужились посмотреть спектакли Юрия Любимова, Андрия Жолдака ("Москва. Психо" с Медеей-Еленой Кореневой!), Камы Гинкаса - за более или менее долгие годы их присутствия на репертуарной московской афише?
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments