Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Пять легких пьес", "Международный институт политического убийства" и КЦ CAMPO, Гент, реж. Мило Рау

Понятно, что "легкость" подразумевается "невыносимая", тем более что уже название спектакля отсылает иронично к опусу Игоря Стравинского, опусам Марины Абрамович (это перечислено в аннотации, а можно еще и голливудский фильм одноименный припомнить), в общем, задано некое "клише", из которого - от противного - режиссер предлагает вырваться в как бы новое пространство, совершить усилие, сделать открытие. На самом деле, разумеется, никаких открытий Мило Рау не делает - толчет воду в ступе, тиражирует затертые идеологемы, хотя методикой пользуется на свой лад любопытной, я бы даже сказал, изуверской.

Собственно "пяти пьесам", составляющим спектакль, предшествует пролог, стилизованно-игровой кастинг с участием семи подростков лет 11-12: юные актеры, натренированные, явно много репетировавшие, уже опытные, то есть, "марионетки", рассказывают о себе единственному непосредственно участвующему в спектакле старшему товарищу, Хендрику: их спрашивают, доводилось ли им совершать убийство - и выясняется, что кто-то швырнул котенка об забор, другой хоронил погибших от зубов лисы или хорька кур, у третьего сдохли рыбки, которым воду поменять забыли; еще один вопрос - мальчику, плакал ли он, когда провожал курицу в последний путь, и тот по-мужски серьезно отвечает, что нет, на людях он не плачет.

А дальше разворачивается тоже стилизованная, но уже не под кастинг, а под видеосъемку, история серийного маньяка-убийцы Марка Дютру. Но что характерно - завязкой сюжета о похищении, насилии и убийстве девочек служит... колониальная политика Бельгийского королевства! Первая "пьеса" - сценка, посвященная моменту обретения независимости Конго, где один мальчик, переодетый королем Бельгии, убивает (собственноручно из игрушечного пистолета!) Патриса Лумумбу, и как это все в пьесе подано: на торжественной церемонии ряженый король выступает с речью, где подчеркивает достижения колониальной политики и умалчивает о "кровавых преступлениях империализма", в пику ему смело и страстно говорит Патрис Лумумба, а спустя полгода Лумумбу похищают, пытают, расстреливают (вот прямо лично король, ага! и именно за антиколониальную речь! с обиды, в отместку!). Тем временем в семье белых колонизаторов подрастает будущий убийца Марк Дютру, десятилетним он с семьей вернется в Бельгию, родители разведутся, но и без них Марку будет с кого брать пример, когда он решит заделаться похитителем-убийцей - с короля-колонизатора, однозначно!

Параллельно со сценками, разыгранными детьми, на экране возникают аналогичные, ряжено-стилизованные экзерсисы с участием их взрослых двойников (включая и того самого Хендрика). По части вкуса и чувства меры к ним придраться очень трудно - все придумано четко, умно, даже хитро, и чрезвычайно ловко реализовано. Скажем, мальчик, который признавался на "кастинге", что прилюдно не плачет, должен по сюжету заплакать и ему мажут специальным составом глаза, дабы он пустил слезу - драматургически, то есть, композиция выстроена изощренно, без случайных элементов. Вместе с тем за Патриса Лумумбу, к примеру, выступает единственная чернокожая девочка Луна, усыновленная белыми европейцами уроженка Шри-Ланки - симпатичная и счастливая на вид, но в процессе кастинга заявляющая, что по достижении 18 лет собирается поехать "на родину" искать "биологических родителей"... подразумевая тем самым, что так же стала жертвой колонизации, не иначе. Зато упоминание в конце спектакля террористов, взращенных гостеприимным бельгийским королевством на пособиях, обеспеченных налогами на граждан страны, ограничивается тем, что родители одного из актеров ходили с будущим террористом в одно кафе. И ни слова о том, какой национальности, какого вероисповедании эти террористы - ну взорвали и взорвали, не Лумумбы же, а обыкновенных французских мещан, да и хрен с ними; вот король Бельгии лично застрелил Лумумбу - это зверство колониализма-капитализма, а терроризм - побочный эффект, следствие той преступной политики.

С говном вместо мозга в голове, наверное, подобные сочинения можно принять за чистую монету - но хоть капля здравого смысла должна же послужить противоядием, сколь ни умело, ни бесстыдно (с использованием "детей" - за подростков я как раз спокоен, впрочем: они сознают, в чем участвуют) эксплуатирует режиссер беспроигрышные ходы воздействия на зрительскую психику! Заодно посмотрел вспомнившуюся многим в связи с "Пятью легкими пьесами" картину "Комната" - триллер про мать и 5-летнего сына, чудом (и хитростью) сумевших выбраться из заточения в подвале сарая и адаптирующихся к "нормальной" жизни у бабушки с ее новым другом, к общению с дедушкой, с окружающей средой (включая воздух, полный микробов, к которым ребенок, просидевший под землей, не имеет иммунитета). Ну тоже чисто манипулятивная штучка - только без гнусной идеологической начинки, уже легче. Мне же, если брать кинематографические ассоциации, на ум скорее пришли фильмы Ульриха Зайдля:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3132542.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments