Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Сайгон", компания "Les Hommes Approximatifs", Франция, реж. Каролин Нгуен

Сколь ни забавно, а все же трогательно на поклонах возрастная исполнительница роли вьетнамской тетушки крутила руками "фонарики", буквально с головой выдавая себя и своих коллег как артистов самодеятельности... Но смотреть эпическую сагу (а по сути - "мыльную оперу") на три с половиной часа в формате "самодеятельном" - процедура энергозатратная при неочевидной радости и пользе. В гиперреалистическую, но для чего-то задвинутую вглубь сценической площадке декорацию точки общепита (одновременно и сайгонской, и парижской) вписано несколько разъятых во времени, но переплетенных в пространстве семейных историй... Каролин Нгуен, однако, далеко до Тома Стоппарда - сочиненные (или заимствованные, неважно) ею истории тривиальные и нескладные, а иногда и попросту невнятные.

Тетушку, которая владеет тем и другим ресторанчиками, звать Марией-Антуанеттой - в честь давно и жестоко казненной французской королевы. Микросюсжеты завязываются в Сайгоне в 1956-м году, развиваются во Франции, куда по итогам войны переселяется большинство персонажей, и закольцовываются снова во Вьетнаме спустя ровно сорок лет, куда один из героев приезжает после того, как вьетнамское правительство сняло ограничение для эмигрантов. Примечательно, что эмигранты все более-менее сносно, начиная с той же Марии-Антуанетты, устроились на новой родине - но все равно пафос пьесы остается "антиколониальным", "антиимпериалистическим", хотя насколько я понимаю, герои потому из Вьетнама и бежали, что по идейным либо житейским мелочно-корыстным соображениям поддерживали "колонизаторов": филиппикам в духе "французы нас за людей не считали" это не мешает - да без них, наверное, спектакль во Франции теперь и не поставить (даже если, в отличие от православных с их "оскорблением чувств", в цивилизованной Европе за "оправдание колониализма" еще пока, к счастью, преследовать официально не додумались, но моральное осуждение гарантировано).

Следить за перипетиями сюжета, за тем, как складываются судьбы персонажей - неинтересно ни капельки, проблемы "Дикой Розы" или "Санта-Барбары" задним числом и то кажутся увлекательнее. А уж чушь про сына героини, которого в 1939-м году забрали на войну в Европу, и потом - как выяснилось (какими-то совершенно несоразмерными усилиями) спустя много лет - взорвали месте с нацистским заводом, где он оказался после поражения Франции - за гранью всякого здравого смысла: по Каролин Нгуен выходит, что работавший, пускай и против воли, на национализированном немцами военном предприятии и там погибший вьетнамец - тоже безвинная жертва колониальной политики Запада!

Впрочем, при сколько-нибудь стройной форме можно вытерпеть в очередной раз и гнусную идейную начинку - но в "Сайгоне" начинка размазана по тарелке манной кашей, приправлена пошлейшей слезливостью и подсахарена ретро-песенками. Последние полчаса, эпизод с эмигрантом, пытающимся общаться на исторической родине с местной молодежью, попросту невыносимы - и бессмыслицей (вьетнамец, сорок лет проживший во Франции, вдруг заговорил с соотечественниками по-английски), и элементарной актерско-режиссерско-драматургической беспомощностью. Обидно за декорацию - добротная постройка используется нецелевым образом.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments