Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

по стране как по струне: "Книга знак" в "Community stage", реж. Лиена Шмуксте

Далеко не первый даже в Москве, не то что в мировой театральной истории, спектакль "с завязанными глазами" - так что, для начала, очень важно содержательно оправдать прием, чтоб он не воспринимался как чисто "креативчик" (на моем показе вся почти аудитория составляла, как я понял, некую "корпоративную" группу, которая после велкам-дринка и настроена была соответствующим образом - типа "скучно не будет!"). Режиссер придумала свой "театр ощущений", насколько я понимаю, именно ради ощущений - то есть сознательно уходила от "ликбеза", от введения в суть происходящего, хотя заранее публике объясняют, что речь идет о жизни в оккупированной Латвии середины 1970-х годов и о запрещенных литературных текстах, от Библии до национальной поэзии.

Мне и с открытыми глазами ходить, особенно по лестницам, непросто - но, с другой стороны, человек я привычный и зритель бывалый, так что в манипуляцию моими ощущениями включился легко. Звуковая партитура рисует сперва незримую, но вполне отчетливую картину утра в квартире, с обыденными процедурами утреннего туалета, возней детей, стуком пишущей машинки хозяина. Внезапно раздается другой стук, в дверь, а затем "шаги Командора" - понятно, что пришли с обыском. Слышно, как сбрасывают с полок, небрежно перелистывают и швыряют книги - это тоже ясно. Неожиданно и неприятно, а до некоторой степени и больно, когда тебя хватают за подбородок, выбивают из-под задницы стул (но легким толчком и не так, чтоб ты упал - сидишь на попе ровно), хлопают по ушам, ну, само собой, "ощупывают" при личном досмотре.

Откровенно говоря, наиболее интересным мне показался кусок спектакля, следующий за окончанием "обыска" и уходом непрошенных "гостей", когда от нехитрой имитации бытовых действий исполнители переключаются в плоскость невизуальных, по-прежнему звуковых, но и неподражательных, условных, в своем роде "поэтичных" метафор, когда окутывает бумага, раздаются со всех сторон шорохи, звон, какие-то всхлипы - правда, впечатление, скажу субъективно за себя, портится опознаваемыми цитатами. И если советская пропагандистская "свободолюбивая" песня - Виктор Хара и Сальвадор Альенде (даже "целевикам"-корпоративщикам о чем-то смутно напоминающие имена) как жертвы "кровавого режима" Пиночета в сочетании с бодрыми официальными ССРовскими реляциями на русском и на латышском - служит точной краской времени и задает драматургии спектакля конфликт, то подсказки вроде "Реквиема" Ахматовой по-русски и "1984" по-английски - по поводу фрагментов на латышском не уверен, но скорее всего для национальной культуры и носителей языка они столь же хрестоматийны - на мой взгляд, упрощают, сводят проблематику спектакля до переживаний стрессового состояния и напоминаний о факте агрессии, о состоянии несвободы в условиях оккупации, навязанного извне порядка, системы запретов - что, допустим, тоже важно (хотя, опять-таки по моим наблюдениям за реакцией окружающих, малоэффективно...). Мне-то было бы интереснее проследить - раз уж глаза завязаны и доступны лишь слуховые, а также обонятельные и осязательные каналы (поднимаются холодные потоки воздуха, брызгают капли воды...) - как "знак" - ведь темой и по сути героем постановки становится книга, то есть набор слов - освобождается от материального носителя, от внешней оболочки, обнажая свое "означаемое".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments