Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Красавица для чудовища" реж. Хайфа Аль-Мансур, 2017

Свободная женщина Востока, уроженка Саудовской Аравии, получившая образование в Египте, затем в Австралии, жена американского дипломата - Хайфа Аль-Мансур стяжала славу фильмом "Ваджда" про девочку, вопреки мусульманским законам и традициям желающую кататься на велосипеде. Феминистский радикализм этого смелого, острого высказывания был оценен во всем мире бесчисленными кинопремиями, а режиссерка (уж феминизм - так до конца!) получила возможность снимать знаменитых артистов на английском языке и сделала фильм "Мэри Шелли", который в русскоязычном прокате переназвали с отсылом к популярной сказке и мюзиклу, тоже о многом говорит, и о русских не в меньшей степени, чем о мусульманах; картина же скажет сама за себя.

Перси Биши Шелли (смазливый Дуглас Бут - Ромео в последней по времени экранизации "Ромео и Джульетты") вторгается в семью литератора и книготорговца Годвина (Стивен Диллэйн), вскружив голову его 16-летней дочери Мэри (Эль Фаннинг), а потом невзначай выясняется, что Шелли уж лет пять как женат, аналогичным образом ранее он обнаружил "родственную душу" в юной деве, а та оказалась обыкновенной телкой, к тому же ревнивой. Мэри такой не окажется - у нее закалка родительская, те исповедовали свободу отношений, хотя и поженились, чтоб дети родились в "законном браке"; от выбора Мэри отец не в восторге, но девушка готова за Перси следовать, не связывая его узами, пока тот разоряется, теряет фамильное имение, старается пробиться на литературный олимп.

Ключевое событие истории - приглашение в Женеву от Байрона, куда Перси, Мэри и ее сестра Клер, которую Байрон успел обрюхатить уже, отправляются вместе, и там, заодно в обществе доктора Полидори, затевают от скуки литературную игру, в результате которой на свет появятся несколько значительных литературных произведений, главным из которых считается "Франкенштейн, или Современный Прометей". Но если, к примеру, "Готика" Кена Рассела - которую я, кстати, недавно пересматривал, и не с меньшим увлечением (хотя и под совсем другим углом, нежели впервые смотрел подростком) - целиком посвящена фантазиям на тему, что происходило между героями, а пуще того в головах у них, и не без влияния неких препаратов, то для Хайфы Аль-Мансур это лишь небольшая, куцая серия вполне проходных эпизодов, раскрывающих, однако, отношение режиссера к волнующей ее проблеме, а беспокоит Хайфу, разумеется, не подоплека создания "Франкенштейна", но мерзкая, животная сущность мужчин, угнетателей-самцов, к тому же белых.

Неудивительно, что при таком раскладе самым приятным, обаятельным персонажем мужского пола оказывается молодой Джон Полидори (в исполнении ангелоподобного Бена Харди), у которого с Мэри Шелли завязывается трогательная, чистая дружба - доктор Полидори тоже, как и сестра Мэри, пострадал, его демон, и куда более злой, чем Перси для Мэри - лорд Байрон (персонаж Тома Стерриджа): манерный, напудренный, совершенно омерзительный, отталкивающий самовлюбленный типчик, эталон "мужского шовинизма". Байрон даже беременной от него Клер заявляет, что она, дескать, не любовница ему (про жену и речи нет), но просто "увлечение", и не считает ее годной на большее, чем переписывание бумаг; к Мэри он относится чуть почтительнее - услышать от Байрона, что умная женщина та, что может понять сказанное им, мужчиной, а не та, что высказывается сама, но Мэри вроде как способна убедить в ином - типа комплимент... На Мэри он все-таки не действует, Мэри - жертва сексизма.

Впрочем, в отличие от кретинической истории про Офелию, которая симулировала помешательство и инсценировала самоубийство, а потом написала собственную версию "Гамлета" -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/4054851.html

- Мэри Шелли действительно создала "Франкенштейна", и стоит заметить, из творений авторов, выведенных героями "Красавицы для чудовища", именно "Франкенштейн" занимает самое прочное место в повседневном культурном обиходе, если не как собственно текст, то производными, инсценировками, экранизациями, мюзиклами, комиксами, бесчисленными вариациями на тему, да и просто вошедшим в повседневную речь, в обыденное сознание образом (правда, часто возникает путаница и Франкенштейном называют чудовище, а не его создателя) - в то время как всемирная мода на Байрона и успехи Шелли остались давно в прошлом и ныне их творчество списано в школьные хрестоматии (это еще в лучшем случае!) либо в филфаковские архивы.

Полидори тоже пострадал - в романе Федерико Андахази "Милосердные", абсолютно, разумеется, фантасмагорическом даже в сравнении с фильмом Кена Рассела, но куда менее талантливом и интересном -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/304636.html

- он выведен завистливым бесплодным ничтожеством, ну и гомосексуалом-онанистом заодно; о последнем (скорее всего близко к истине...) картина Хайфы Аль-Мансур не говорит напрямую, но вот что касается авторства "Вампира" - здесь оно безоговорочно приписано Полидори (на самом деле сочинение Полидори и незавершенный рассказ Байрона на общий сюжет про вампира - два самостоятельных и несопоставимых по литературному качеству текста!), а напыщенный Байрон выставлен плагиатором, пусть и невольным: вскользь все-таки звучит информация, что Байрону опус Полидори пришелся не по вкусу и он уже поэтому, а не из порядочности и уважения к Полидори, пытался от него откреститься - да не вышло, молва все равно стояла за Байрона, а Полидори никто знать не хотел и в 25 лет он покончил с собой, по Хайфе выходит, что из-за непризнанности.

Что касается "Франкенштейна" Мэри Шелли, то создатели "Красавицы для чудовища" еще сильнее, чем понаслышке знакомые с материалом пользователи, путаются в показаниях, кто тут чудовище, а кто Франкенштейн (а кто красавица...): с одной стороны, в психоаналитическом ключе примитивно трактуя образный строй романа, в "чудовище" усматривают страдающую от одиночества и мужского угнетения женскую душу; с другой, "чудовища" - понятно, все-таки мужчины, женщины созидательницы, а мужчины монстры безмозглые.

События, последующие за написанием "Франкенштейна", для Мэри Шелли не столь трагичны, как для Полидори, но с тем, что довелось пережить доктору, в чем-то схожи. Ее роман не хотят публиковать - разумеется, потому что она женщина! - не верят в авторство Мэри, наконец он выходит анонимно с предисловием П.Б.Шелли и по умолчанию подразумевается, что написал его поэт, а не баба. Тем удивительнее развязка - нагромоздив кучу... феминизма, арабская режиссерка вдруг круто разворачивает идеологические, а заодно и эстетические оглобли в противоположную, чего совсем не ждешь, сторону, опрокидывает прогрессивные умопостроения в сладенький, слюнявый финал с поцелуйчиком верных влюбленных супругов (Шелли прилюдно и в присутствии отца Мэри порвал с "мужским шовинизмом", взял все вины на себя, а все лавры передал жене) - чисто "голливудский хэппи-энд"! Мало как будто супруга - двойной компромисс! - Мэри примиряется и с еще одним мужчиной, с отцом, который не принял ранее ее свободного выбора и связь с Шелли, но признал в дочери писательский талант и содействовал переизданию "Франкенштейна" уже под ее собственным именем... неужели в мужчинах еще не окончательно погибло человеческое начало и женское влияние способно пробудить мысль даже в этих чудовищах?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments