Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Страх и отвращение в Серпухове" П.Тетерского, Театр.ДОК на заводе им. Ленина, реж. Илья Леонов

Аннотация исчерпывающе раскрывает не только завязку, но и весь событийный ряд спектакля: журналист Паша Чубака, подхалтуривающий в московской районной малотиражке, получает задание написать хвалебную статью о подмосковном Серпухове, но внезапно ощутив себя новым Хантером С.Томпсоном, намерен поведать миру о Серпухове всю правду. Ради чего полуобманом подсаживается в разбитый "жигуль" своего приятеля и взяв за компанию еще одного друга, у которого в Серпухове проживает родной брат, они отправляются в "творческую командировку". А основное содержание спектакля составляют наблюдения местными жителями, общение с ними, их душераздирающие, но в сущности нехитрые личные истории.

Игровым пространством (художник Лина Дикова) служит максимально аутентичный жилой подъезд, но в настоящем подъезде к интерьерам непременно прилагаются жильцы, с которыми персонажам и по сюжету хватает затруднений, а решать их так, как делают насельники Серпухова, театральным деятелям не с руки, поэтому продюсеры резонно предпочли нужную обстановку воссоздать в одном из корпусов бывшего электромеханического завода им. Ильича, что расположен аккурат на Серпуховке и давно превратился в офисный центр; на стены пришлось нанести некоторые специфические, уместные именно и жилом, а не производственном помещении граффити (вроде "кони соси"), а так и ничего специально доделывать не понадобилось, ощущения "подлинности" гарантированы.

Актеры - Дмитрий Кривочуров (он же продюсер проекта), Михаил Сафронов, Егор Корнев/Виктор Химич и во второй части спектакля появляющаяся Татьяна Каргаева работают, что называется, "с огоньком", на мой субъективный вкус для столь камерного пространства чрезмерно заостряя, можно было бы поспокойнее; ну да формат, чем-то приближенный к "дель арте" (а персонажей, естественно, больше, чем исполнителей - в первой части трое парней выступают и за приехавших в Серпухов, и за всех местных) заведомо предполагает яркую, направленную подачу, просто ей в узких стенах лестничного проема, сдается мне, тесно, и энергия исполнителей, их импровизации (вплоть до поздравлений одного из участников ансамбля с зачислением в труппу "Табакерки"), подколки взаимные и интерактивные, обращенные к зрителям (мне досталось больше всех, ну это уж как водится...) об эти стены бьются чаще вхолостую. В целом оценка продвинутых девушек, услышанная на обратном пути через заводскую территорию к проходной - "ржачно!" - соответствует действительности, но (плюс это постановки или минус - вопрос спорный) очевидно не исчерпывает задачи, которые авторы перед собой ставили.

И тут важно понимать, что за текст лежит в основе - причем в официальных выходных данных имя драматурга или вовсе не упоминают (на сайте Театра.Док, под вывеской, но не на стационарной площадке которой выпустили "Страх и отвращение..."), или указывают, не акцентируя на нем внимания. Между тем в оригинале "Страх и отвращение в Серпухове" - не пьеса и даже не проза, а скорее очерк блогерского формата, но достаточно давно уже опубликованный, написанный же еще раньше, в до-блогерский период, неким Павлом Тетерским. Сегодня это имя вряд ли на слуху, а в начале 2000х оно если не гремело, то всяко в культурном обиходе присутствовало, и как ни удивительно, однажды мне с Павлом Тетерским довелось (в силу профессиональной, журналистской необходимости) общаться по телефону. Описанные в очерке события хронологически привязаны к 2002-му, кажется, году - ну вот примерно тогда я с Тетерским и разговаривал, мне надо было взять его комментарий по поводу Сергея "Писателя" Сакина, участника телешоу "Последний герой" (самого первого, пользовавшейся необычайной популярностью цикла), с которым они на тот момент посрались, но до того смотались в Лондон и написали каждый свою книжку, Сакин - "Умри, старушка", а Тетерин - гораздо более успешную на Западе версию их совместных лондонских похождений "Больше Бена", чуть позже экранизированную, и фильм этот шел в прокате, я его посмотрел:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/1167378.html

Уже по "Больше Бена" в общих чертах что-то об авторе ясно, а на момент публикации "Страха и отвращения в Серпухове" - стоит все же иметь в виду, это было не вчера, а текст к тому времени где-то лет десять уже валялся; в интервью, к которому текст "Страха и отвращения..." приложен, автор, среди прочего, заявляет:

"Конечно, я хотел бы смены власти, но понятно, что ее сейчас не будет. Оппозиция представляет собой стадо дебилов, из которых очень много людей, как это ни смешно звучит, действительно работают на госдеп США, а остальные еще не доросли до того, чтобы заниматься политической деятельностью.
Я хожу на все эти марши и когда вижу Немцова, выступающего на сцене, мне хочется кинуть в него камнем. Единственное, что меня сдерживает, это страх попасть в голову какому-нибудь хорошему человеку."


Суть не в риторике, которая за прошедшие годы запросто могла смениться на противоположную (иные и по несколько раз успели), а в стилистике высказывания, на мой взгляд, позволяющий уяснить принципиальную позицию автора по отношению к окружающему миру. С одной стороны, числя себя по разряду "гонзо-журналистики", он как бы активно нарушает социальные и эстетические табу (хотя в интернет-публикации даже скупой мат затерт многоточиями... в спектакле, в разговорной речи, понятно, его намного больше, и вообще текст гораздо объемнее - то ли импровизациями прирос, то ли опубликован был в сокращенном варианте), а с другой, подобно тому, как "Больше Бена" - это "русские в Лондоне", так "Страх и отвращение в Серпухове" - "москвичи (соответственно) в Серпухове"; это взгляд раздолбая, но всезнайки, самоуверенного и самодовольного. И добро бы взгляд беспристрастный, циничный - но в спектакле про Серпухов он, в отличие от лондонской истории, полностью оборачивается "анти-гонзо"-подходом, обрастает сентиментальностью, почти до внутреннего отождествления рассказчика с персонажами, пришлых с местными (в спектакле это еще и актеры одни и те же!), с отсылами, в том числе прямыми, проговоренными вслух, к Толстому, к Достоевскому, а подспудно (но едва ли подсознательно) и к Венедикту Ерофееву, само собой. В чисто техническом же, методическом плане что Лондон, что Серпухов - как в известном анекдоте - принцип тот же: наливай да пей!

И вот уже за агрессивным убожеством туземцев сквозь "ржаку" в спектакле проступают судьбы, истории, трагедии... Чего стоит хотя бы пример матерого героинщика, который, остро нуждаясь в дозе, решил снять с дочки крестик, звонит барыге, а дочка в дверь колотится, плачет "папа, не продавай боженьку!" (кстати, а Достоевский курил? если и нет - после такого наверняка бы закурил... и между прочим в давнишней интернет-публикации я что-то не нахожу данного куска...) - тут барыга моментально уверовал в бога, воцерковился, но посмотрел, что попы вытворяют с мальчиками в алтаре, и из церкви ушел, но в боге не разочаровался, а вместо героина до поры ограничивается алкоголем (но, говорят, "героин умеет ждать").

Я сам, кстати, в Серпухове пару лет назад также побывал, только не по подъездам шарился, а посетил местный историко-художественный музей, для города районного значения превосходный по уровню коллекции -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3631457.html

- но тут внимание сосредоточено на объектах и субъектах иного рода. Скомканная, драматургически нестройная первая часть - подробно пересказан первый день пребывания в Серпухове, а дальше все быстро сворачивается - по форме резко отличается от второй, практически самодостаточного женского моно - откуда ни возьмись появляется девица в гротескном кокошнике с подносом пластиковых графинов и жареными семечками в стаканчиках. Поразительное дело с этими семечками - дальше и до конца спектакль идет под лузганье, и каюсь, тридцать лет, а то и дольше, не щелкал, но стоит в руки взять - и будто инстинкт срабатывает! Текст этой части, я так понимаю, написан специально для спектакля и непонятно кем, но судя по всему, создателями постановки. Он очень "игровой", в нем усилен элемент "интерактива" и вообще "театральности" (вплоть до того, что на подносе у девицы среди остальных причиндалов - самодельная сувенирная Эйфелева башня из проволоки: мол, где Париж, а где Серпухов... но вместе с тем и... - знай наших!). В финале целый "водопад" семечек просыпается на зрительские головы сквозь лестничный пролет - очень эффектная точка!

Но вряд ли же случайно "Страх и отвращение в Серпухове" уже автором исходного опуса расшифровывается как СОС - спасите наши души... А какие нахуй души?! Задав веселый, "ржачный", гонзо-не гонзо, но отвязный тон рассказа, артисты чем дальше, чем вернее, и похоже что сознательно углубляются в "достоевщину" с "полюбите нас черненькими", "слезинкой ребенка" и прочими зажратно-интеллигентскими радостями. И жареные семечки, которые просыпаются на головы зрителей в лестничный проект - их тоже, надо полагать, не просто по приколу насыпали, это они разумное-доброе-вечное сеют! Прямо на железобетонный пол бывшего завода им. Ильича.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments