Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Большая игра" реж. Аарон Соркин, 2017

Джессика Честейн в одиночку может вытянуть фильм любой тематики, любого жанра и какого угодно качества на довольно приемлемый уровень смотрибельности, за ней наблюдать интересно всегда - и тем не менее хочется, чтоб ее феноменальный талант чаще использовался более целевым образом, а то наряду с действительно выдающимися работами (вроде "Цель номер один" Кэтрин Бигелоу) у Честейн масса вещей проходных, картин только благодаря ее участию и заслуживающих какого-никакого внимания.

"Большая игра" (правильно я не пошел на нее в прокате...) - размазанная на два с лишним часа смесь из юридической, семейно-психологической и "спортивной" драмы; последнее - условность, потому что вместо спорта здесь сразу после того, как героиня в 20 лет травмировалась и больше не встала на лыжи, фигурируют карты, но в плане жанра это несущественно, все каноны формата соблюдены, а поскольку от карт лично я далек примерно так же, как от бейсбола, коему дебютирующий в режиссуре Аарон Соркин несколькими годами ранее посвятил сценарий "Человек, который изменил все" -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2127834.html

(ну если честно, чуть менее бесконечно далек: в карты играл чуть ли не с детского сада, и с бабушкой, и с ровесниками - но в дурака, в японца, в зассыху, и лишь за отсутствием во времена моего советского детства других развлечений; а правила покера или преферанса до сих пор для меня составляют загадку... и не очень-то я ее стремлюсь раскрыть), то основа сюжета, а ее же авторы еще и стараются растолковать непосвященным (я не один такой, значит), меня совсем не цепляет.

Героиня промышляет "организацией игр" - на деньги, но если рулетка считается азартной игрой и запрещена в США всюду за исключением особых территорий (вроде Лас-Вегаса или индейских резерваций), то покер идет за игру почему-то "интеллектуальную", и сам по себе разрешен, но нельзя устраивать казино, это уже криминал. Разница между "организацией игр" и "нелегальным казино", насколько я уловил из фильма, в том, что "организатор" не берет себе процент из "банка" (игроковского), а получает доход от продажи выпивки, чаевых и т.п. И вот честная героиня Честейн попала, как кур в ощип, ни за что ни про что под суд - сначала ее выжили из ЛА, где под ее крылом развлекались богатые и знаменитые, потом в НЙ до нее добралась мафия, в том числе русские евреи из Бруклина, а она, бедняжка, исключительно своим умом и дарованием добилась успеха. Из "банка", правда, все же брала процент - но вынужденно, не от хорошей жизни, иначе разорилась бы, тут сочувствовать надо, а не осуждать. Что касается мафии - тоже невиноватая она, они сами пришли; мало того, беззащитная 35-летняя одинокая женщина стала жертвой бандитского нападения, ее прямо в квартире избили, выгребли из сейфа все ценности, а до этого шантажировали, угрожали, предлагали "крышу" за отмывание денег, но она, будучи неподкупной бессребренницей, естественно, отказалась. Плюс ко всему от тяжких трудов несчастная подсела на наркотики - ведь чтоб устраивать "большую игру" ей приходилось не спать сутками, и не наркозависимость это, а считай профессиональное заболевание. Что касается девушек-моделей, завлекавших клиентов на игру - сексуальных услуг, настаивает героиня, они не оказывали, то есть сводничеством и притоносодержательством героиня также не занималась.

Зато папа девушки (на редкость тонкая работа Кевина Костнера, кстати - достойным партнером Джессики Честейн оказался) очень любит дочь - что она слишком поздно поняла, и думая, что отец ей уделяет меньше тепла, чем двум ее братьям, оттого и пустилась во все тяжкие, не нарушая, стоит лишний раз подчеркнуть, законов США. Тогда как полиция и суд вовсю попирают Конституцию - конфискуя все нажитое девушкой непосильным трудом и оставшееся после грабежа, да еще (вот изуверы!) требуя заплатить с конфискованного налог в казну - на самом деле со стороны государства это шантаж: "органы" хотят не денег и не справедливости, но информации, в том числе опять же на пресловутую "русскую мафию" (русофобы, ясное дело... небось еще и антисемиты недобитые до кучи - в "русской мафии"-то небось едва ли хоть один русский найдется!), а девушка не дает слабину, отстаивает конституционные права, и несмотря на фашистскую юстицию США весьма успешно - с помощью бравого чернокожего адвоката (Идрис Эльба), под влиянием продвинутой дочери подростка взявшегося защищать сомнительную клиентку, и в конечном счете стоящего на страже закона, а не сиюминутных выгод власти, метиса-судьи.

С дочерью адвоката что любопытно и принципиально важно для восприятия фильма - девочка прониклась судьбой героини, прочитав книжку о ней. Насколько я понимаю, во-первых, та книжка на самом деле вышла уже после суда, а во-вторых, в значительной степени послужила основой и для сценария картины. Книжка не разоблачительная, не написанная "независимым журналистам" по доступным или секретным материалам уголовных дел, но сугубо апологетическая, со слов героини составленная автобиография, по сути агиография. Это многое объясняет, и прежде всего - как притоносодержательница, наркоманка и только что не сутенерша обернулась красавицей-спортсменкой-комсомолкой (занималась фристайлом в юности, позднее встала на коньки и так покатилась, что не догонишь), любящей дочерью (одной задушевной беседы с папой хватило, чтоб разрешить все накопившиеся с детства недоразумения), невинной жертвой карательной системы (следствие и прокуратура посрамлены) и, главное, правозащитницей! Ну кому еще подобную метаморфозу кроме Джессики Честейн по силам сколько-нибудь убедительно изобразить на экране?

Большая игра большой актрисы - да, но в помощь ей и для подстраховки сценаристы соорудили "подушку" из многоуровневых культурологических ассоциаций: мало того, что зовут героиню Молли Блум и она точная тезка Пенелопы из "Улисса" Джойса (что на протяжении фильма неоднократно проговаривается вслух для пущей доходчивости - но это, как ни странно, бытовой факт...), так вдобавок (из того же мифологического контекста, цикла об Одиссее) всплывает образ Цирцеи, с которой Молли себя до некоторой степени отождествляет, как бы намекая, что Цирцея очаровывала путников-мужчин, превращая их в свиней, а нынешних и особо не приходится очаровывать, они уже свиньи конченые, и у бедной женщины выбора нет, кроме как перед ними банк метать ради прокорма. Но и таких свиней Пенелопа не сдает прессе и суду, хоть на костер ее тащи, как в "Суровом испытании" Артура Миллера, которое тоже, конечно, неспроста поминается.

Однако мифы и легенды хороши, а хэппи-энда не выйдет без судей, вопреки не то что следователям и прокурорам, но и достоверным сведениям (которых в фильме никто не отрицает, а лишь подает под нужным углом зрения), и даже здравому смыслу, готовых выносить оправдательные приговоры всяким прошмандовкам, ибо конституционные принципы незыблемы и от мелкой уголовщины (с последующим раскаянием - Молли очень переживает, что у некоторых игроков жизнь не задалась, считает, что из-за нее... несчастная...) от них не убудет! То-то же русским евреям в Бруклине куда как комфортнее, чем на святой руси.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments