Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Последнее испытание" реж. Алексей А.Петрухин ("Окно в Европу")

Развивая успех (ну если это так называется) "Училки", чья официальная премьера состоялась четыре года назад именно в рамках выборгского кинофестиваля -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3166573.html

- Алексей Петрухин сделал "Последнее испытание", которое давно уже катается и я все про него заранее понимал, сперва не хотел идти и тратить драгоценное фестивальное время (хронометраж фильма 135 мин., фундаментально!), а потом сходил и не пожалел: уж если стараться уяснить механизмы извращения памяти, информации и здравого смысла посредством кино - то не на сколько-нибудь значительных и качественных образчиках, но вот на таких неумелых, бесстыжих, антихудожественных поделках, тогда есть шанс понять, как эти технологии работают.

Теперь училка хватается не за пистолет, а бери выше, за автомат, хотя основным ее оружием по-прежнему остается твердое учительское слово и базовые, пускай и под весьма специфическим углом воспринятые, сведения по предмету истории. В "Училке-2" - две училки, все та же Алла Николавна-Ирина Купченко и Наталья Иванна-Ирина Алферова, последняя с первой двадцать лет в ссоре после того, как Алла Николаевна заступилась за мальчика, случайно убившего друга, но Наталья Ивановна потребовала, чтоб того отправили в колонию, не дала ученику шанса и поломала жизнь. Впрочем, конфликт двух педагогических систем в отдельном взятом провинциальном ДК "Мир", захваченном террористами во время спектакля "Ромео и Джульетта", куда бывший ученик, играющий Ромео, пригласил Аллу Николавну на ее день рождения вместе с прежними одноклассниками, а Наталья Ивановна тоже пришла со своим классом - лишь одна из линий дискуссии, проходящей под дулами автоматов и среди радиоуправляемых взрывных устройств на высоком идейно-политическом уровне.

Кроме Натальи Ивановны сидящая с учениками в заложника Алла Николаевна успевает поспорить и с режиссером спектакля, тоже захваченном, который, однако, будучи либеральным интеллигентом, предлагает помогать борцам с кровавым режимом - ну с такими разговор училки короткий. Намного дольше и содержательнее дискутирует она с главарем бандитов: вооруженный чеченец, в отличие от либерального интеллигента, оказывается человеком мыслящим и совестливым, а также подкованным, информированным, но училка все его аргументы разбивает легко - соглашается, что землю свою защищать надо, но от крестоносцев можно и достойно мусульманина, а православных воинов Аллах убивать запрещает (да-да, Алла Николавна с первой "Училки" заметно продвинулась в направлении воцерковленности); попутно училка истории разъясняет мусульманину сущность Троицы, недопонятую бородачом Азаматом (хотя телеги он толкает такие, что мой "историк" в школе и не сформулировал бы!) и до кучи доводит до сведения чеченца, что депортацию, осуществленную Сталиным, незачем оправдывать, но достаточно понимать, "время было такое", и вообще "демократ" (в двойных кавычках) Рузвельт тоже всех проживавших в США японцев в концлагеря отправил.

За тем, как идейные искривления вытягиваются в плоскую, тупую, и вместе с тем шизофренически противоречивую, но оттого и любопытную пропагандистскую "линейку" из набора штампов, подтянутых задним числом к ситуации, основанной на реалиях "Норд-Оста", и памятуя о том, как в действительности все происходило на Дубровке - благо не так давно все это было - стоило все же понаблюдать. Вот что касается сугубо жанровых ингредиентов - с этим сложнее; но тем и хороши фильмы Петрухина: другой бы мог, заимствуя голливудские клише, что-то сравнительно пристойное сделать - а у Петрухина форма идеально гармонизирована с содержанием. Снова впридачу к училке и ученикам появляется директор школы (теперь уже бывший) Анна Чурина и бравый спецназовец, от фильма к фильму все глубже воцерковленный Андрей "Алтарник" Мерзликин (мало того, они за прошедшие годы успели пожениться). Опоздав по счастью на спектакль, боец через крышу пробирается внутрь, под маской выдает себя сначала за артиста, потом за террориста, и работает изнутри несмотря даже на то, что бестолковая и продажная пресса (в лице неизменной героини Алисы Гребенщиковой, также перекочевавшей из предыдущей серии) во всеуслышанье объявляет через эфир о присутствии агента спецслужб внутри захваченного здания.

Тем временем возле окопались бравые омоновцы и мудрый переговорщик: за первых отвечает Игорь Жижикин, за второго Олег Тактаров - от Тактарова еще пришлось вытерпеть шутку "Америка страна богатая, там одних долгов двадцать триллионов" (из Америки, где он давным давно обжился, Тактаров приезжал только на съемки таких вот фильмов - ему, стало быть, виднее, до чего там все хреново...). Переговорщик переговаривается, хитро и умильно подмигивая, а омоновцы простаивают в ожидании приказа идти на штурм - приказа нет, потому что террористам удалось заманить на спектакль члена правительства с целью вымогательства, но член оказался неуступчивым, неподкупным и бесстрашным, деньги и бизнес он готов отдать, однако взамен требует освобождения заложников, а собственное благополучие, известно, членов правительства не волнует, они только о благе народа думают, и чтоб страна процветала.

Но самое серьезное испытание в фильме проходит память о чеченской войне и мусульманском терроризме. Чеченцы, оказывается - замечательные ребята и мирные мусульмане, в КВН играют, к девушкам относятся уважительно (пара зрителей-студентов перед началом спектакля), чтут веру любую, а особенно православную; а уж до чего уважают статус Учителя - страшно сказать (впрочем, Петрухин не боится и говорит); но "кому-то выгодно" - как провозглашает все та же Училка - стравить народы и извлечь выгоду из хаоса. Кому-то - громко сказано, понятно же, кому: в отличие от настоящих чеченцев, которых сначала обманули и подставили, а потом и сгубили ни за что, теракт осуществляют наемники, прямо во время захвата "Мира" пересчитывающие кровавые доллары и по-английски беседующие со своими хозяевами. Плюс заблудший ученик, тот самый, раньше убивавший случайно, а теперь нарочно, от обиды - двадцать лет спустя, после колонии, подавшийся в пособники террористов.

Но все, конечно, будет хорошо - никто не умрет (а как было в "Норд-Осте" или, скажем, в Беслане - никто уже не вспомнит), ну почти никто, кроме террористов, которые взаимоуничтожатся, так что спецназу при штурме даже не придется стрелять; выживет - внимание, надо иметь в виду, что они еще не добиты - либеральный интеллигент, оправдывающий террор ради борьбы с режимом; и даже подстреленный в самом начале директор ДК (которого режиссер Петрухин играет сам - потому, наверное, и решил не убиваться); словила пулю и сама Училка - но она и на носилках продолжает улыбаться... Правда, замолчала наконец-то - а то героиня Купченко всю дорогу балаболила, то весомым шепотом, то надрывным криком, учеников просветила, террористов переубедила... Страшнее чеченских автоматов оказался этот учительский пиздеж. И раз уж она тоже жива - эту сказку про старушку можно дальше продолжать: "Училка в Чернобыле", "Училка на выборах в городскую думу", "Училка играет в хоккей"... - простор открывается необозримый. А пока спектакль, пока теракт, пока урок - молодежь объяснялась в любви, делала и принимала предложения руки и сердца... - так, совмещая борьбу с терроризмом и разоблачение коварных планов запада по стравливанию непобедимого чеченского народа с еще более непобедимым русским, ученики училки попутно укрепляют традиционные семейные ценности.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments