Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Нет бога кроме меня" реж. Дмитрий Давыдов ("Окно в Европу")

У Руслана есть жена и двое почти взрослых детей, но они живут в городе и семья знать его не хочет, считая, что свой выбор муж сделал - все внимание Руслан уделяет престарелой матери, которая чем дальше, тем глубже впадает в возрастное беспамятство. Порой она хватается за ружье и становится опасной для соседей - те требуют, чтоб Руслан вместе с ней тоже уезжал в город, но там их тоже никто не ждет. С помощью бывшего одноклассника герою удается снять квартиру, найти хоть какую-то работу, однако зарплаты и материнской пенсии не хватает на жизнь, а старушке все хуже и хуже, хотя порой у Марии случаются прояснения, и тогда нет никого ближе друг другу, чем мать и сын.

Фильм снят на якутском языке, но помимо всего прочего поражает универсальностью как подхода к теме, так и кинематографического, изобразительного языка. Я бы сказал, "Нет бога кроме меня" - вещь на уровне "Оскара", если б на "Оскаре" подобного уровня фильмы награждались каждый год, а не раз лет примерно в десять. Трудно поверить на слово - я сам себе не верю - картина полностью лишена спекулятивного элемента, рекламно-нравоучительства пошиба в духе "позвоните родителям". Наоборот, фильм довольно жесткий в аспектах как затруднений героев, связанных с их главным затруднением, состоянием матери, так и социального контекста, опять же начисто свободного от узко понятой национальной "экзотики": все, что касается сложностей с поисками квартиры, работы - легко представить себе в обстановке какого угодно города, страны, уголка Земли.

Теряя последние силы, а также и желая наладить отношения с женой, с детьми, Руслан поддается на уговоры еще одного земляка, Спартака Ильича, сплавить мать в клинику - и решение оказывается роковым для обоих: быстро почувствовав неладное, герой приходит мать забрать и с ужасом узнает, что пожилой охранник клиники не уследил, старушка ушла в "самоволку", причем зимой без одежды. Тем не менее даже фатальная развязка не нагнетает пафоса, не бьет на жалость - героям сочувствуешь, но самым естественным образом, а в целом фильм парадоксально предлагает не столько возмущаться обстоятельствами, которые, в общем-то, непреодолимы (еще никто, прожив долгую жизнь, не сумел избежать старости...), но - уж если чему и учит все же - то скорее какому-то смирению перед неизбежным. И никого не выставляет в ужасной ситуации виновником беды, подонком, выродком - позиция осуждения, как и "морального урока", отсутствует в картине, по крайней мере не выпячивается; урок же, кому он необходим, извлечь можно - или даже нужно - но самостоятельно, без прямых подсказок авторов.

Зато ровный ритм, сдержанность исполнения (необыкновенная для кино подобного рода, где актеры, как правило, любят утрировать мимику, жесты, а режиссеру от них этого зачастую требуют; Петр Садовников, Зоя Багынанова - фамилии хочется не только назвать, но запомнить) и удивительно трогательные моменты "просветления" в угасающем сознании героини - особенно эпизод, когда Руслан со Спартаком Ильичом приводят маму в кафе и, чуть отвлекшись на разговор, вдруг видят, что старушка вышла на танцпол, танцует, и это совсем не уродливо, на патологично, а наоборот, как-то очень естественно и... красиво! - не превращая картину в аллегорию, не выходя на притчеобразные обобщения, делают историю конкретной семьи очень типичной, позволяют каждому примерить ее на себя, причем в двух ролях сразу.

Вероятно, авторы "Нет бога кроме меня" смотрели "Любовь" Михаэля Ханеке или хотя бы слыхали про нее, но вряд ли видели, например, спектакль "Проект J. О концепции лика Сына Божьего" Ромео Кастеллуччи:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2014032.html

Оттого еще удивительнее, что скромная, камерная якутская картина по значительности и силе художественного высказывания на очень сложную тему (шаг влево - спекуляция, шаг вправо - занудство... а при хронометраже почти двухчасовом фильм смотрится, затягивает, не отпускает) приближается вот к таким образчикам мирового искусства, а в чем-то, не побоюсь преувеличенной восторженности, и превосходит их; разве что названием предлагая чуть оторваться от социально-бытовой и семейно-психологической конкретики, взглянуть на историю матери и сына в иных категориях.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments