Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Талант" реж. Владимир Довгань, 1977

С детства мне запомнилась вторая серия этого четырехсерийного телефильма - про моторную мельницу, с которой у главного героя вышла незадача; а после этого фильм не пересматривал, но сейчас попал случайно на повтор по ТВ и посмотрел с интересом от начала до конца. Прозу Александра Бека, для своего времени знаковую и даже по тогдашним меркам "смелую", "спорную", сегодня вряд ли читают - но его имя не забыто, присутствует в культуре опосредованно: к примеру, пьесу по мотивам (правда, уходя далеко от первоисточника) Волоколамского шоссе написал когда-то аж Хайнер Мюллер, и сравнительно недавно ее со своими студентами ставила (уходя еще дальше уже от Мюллера) Марина Брусникина:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3094847.html

А "Талант", насколько я понимаю, и при жизни главным произведением писателя (в отличие от того же "Волоколамского шоссе" или от "Нового назначения") не считался. Тем не менее даже сегодня фильм не так уж плохо смотрится. Прежде всего, как мне показалось, за счет неожиданного жанрового смещения: авторы сценария, Дунский и Фрид, пафосную историю советского авиаконструктора, создателя моторов для самолетов, начинавшего еще до революции, прошедшего огонь гражданской войны и искушения НЭПа, переписали почти как музкомедию авантюрно-водевильного пошиба - без песен и танцев, но ближе чуть ли не "12 стульям" каким-нибудь. Не в последнюю очередь такому ощущению способствует один из сквозных персонажей картины, сыгранный Владимиром Сошальским - шарлатан и аферист Подрайский (мне он напомнил, как и в целом это характерологическое противопоставление горячного, несобранного, но честного и увлеченного, исключительно одаренного специалиста Бережкова - выскочке, ничтожеству и приспособленцу Подрайскому, "Русский лес" Леонида Леонова с парой антиподов, но и неразлучных десятилетиями "спутников" Вихровым-Грацианским), не столько, впрочем, зловещий, сколько комичный, и при любых порядках непотопляемый.

Впервые главный герой, изобретатель Бережков (Александр Парра) сталкивается с Подрайским еще в 1916-м году - тот приглашает молодого инженера под своим чутким руководством работать на имперскую военную министерию; далее Бережков встречает Подрайского, придя в Реввоенсовет; в 1920-е Подрайский - жуликоватый нэпман, обманывающий бедолагу с мельницей и завладевающий его патентом; а в 1930-е - главный инженер крупного авиазавода и, наконец, снабженец (нехилая карьера!). Причем если из пролога ясно, что главный герой достиг буквально и метафорически высот со своими авиадвигателями, то о дальнейшей судьбе Подрайского красноречиво умалчивается - он не изобличается, не изгоняется с позором, надо полагать, что и позднее, в 1940-е, в 50-е ему нашлось место, подрайские всегда при делах.

Но и коллеги героя, более рассудительный Ладошников (персонаж Александра Пороховщикова, чей роман с сестрой Машей (Галина Киндинова) не закончился свадьбой, Ладошников уехал в Ленинград и там женился, но к другу каждый раз спешил на выручку, а помощь ему нужна была то и дело), и несколько невнятный, но все же более ответственный и политграмотный Ганьшин (Владимир Конкин, уже сыгравший ранее свою самую звездную роль - Шарапова, а здесь ее будто "доигрывающий"...), и старшее поколение - легендарный профессор Жуковский, первый руководитель института Берест (Игорь Владимиров) - не монументальные и вместе с тем не глубокие, а будто слегка шаржированные: Жуковский, к примеру - типичный "старый интеллигент"; Берест - ответственный, умеющий забывать личные обиды мэтр и т.д.

Помимо самоотреченной сестры героя женским образам в фильме уделено немного места - первым делом, как говорится, самолеты... И все же герой, встретив повзрослевшую Валю, которую впервые увидел пионеркой-коммунаркой у Жуковского на квартире (дети приходили к профессору с просьбой лекцию прочесть, а получили двойную порцию сахара), увлекается ею, но будучи в тот момент нэпманом, быстро ее разочаровывает, и лишь позднее, не без труда и не без поддержки друзей избежав тюрьмы, перековавшись в сознательного советского инженера (ну только что не человеческих душ...) он сумеет вернуть ее расположение, жениться, смутив неожиданностью бракосочетания засидевшуюся в девках сестру. В противоположность этим правильным женщинам имеется эпизодическая неправильная, плохая - сообщница афер Подрайского, полуворовка-полупроститутка Ляля, тоже фигура амплуа сугубо водевильного (к эпизодам 30-х годов у Подрайского уже какая-то другая баба с не менее водевильной кличкой, а Ляли след простыл).

Последняя серия, посвященная 1930-м годам, впрочем, неизбежно кренится в официоз, первая, дореволюционная, тоже скомкана в угоду общепринятой идеологии (ныне генеральная линия развернулась перпендикулярно к прежней, а пафос по-прежнему актуален: талант, дескать - это немало, конечно, однако его выходу следует придать "единственно верное" направление - сообразно с благом общества, и направление это талантам надо указывать, чтоб не заблудились, значит), а вот запомнившаяся мне по первому детскому впечатлению вторая, нэпманская серия, даже выдернутая из общей сюжетной канвы, весьма точно на своем уровне передает дух советских 1920-х, о которых я теперь знаю гораздо больше, чем когда смотрел "Талант" впервые.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments