Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Мой папа - Питер Пэн" К.Климовски в "Сатириконе", реж. Надя Кубайлат

Режиссер Надя Кубайлат, художник Денис Сазонов, а также хореограф Александр Николаев (ученик Женовача и актер СТИ, здесь заслуживающий упоминания непременно во первых строках), нашли если не единственно верное, то, при всей вторичности, следующее сегодняшней театральной моде, оптимальное решение для пьесы. "Мой папа - Питер Пэн", в сущности, довольно куцый текст, откуда со слов повзрослевшего мальчика можно узнать, как в свое время 6-8-летнего (описанные события укладываются в этот возрастной период героя-рассказчика) Даню отец убедил, будто он - персонаж любимой сыном сказки, и этим объяснил "странности" своего поведения. Между тем ничего сверхъестественного в характере и поступках папы нет - мимоходом улавливаешь и успеваешь понять, что этот незадачливый актер - раздолбай по жизни и самоуверенный лентяй в профессии, по-своему любящий, но ненадежный и похоже что неверный муж, да просто "гуляка праздный", что, с одной стороны, как бы "романтично" и чуть ли не "сказочно", а с другой, в повседневном семейном быту, мягко говоря, неудобно для близких. Петр, не спросясь жены, вкладывает накопленные деньги по совету приятеля и сбережения пропадают, а у ребенка самого необходимого нет; он и сам готов пропасть на несколько дней, а потом как ни в чем не бывало вернуться... Дане папа объясняет, что летал с помощью волшебной пыльцы на остров Нет-и-Не-будет, что он только притворяется взрослым, а на самом деле остался маленьким, вот беда, что его Венди, то есть мама, выросла, потому его не понимает, но сын-то обязан верить, и, признается рассказчик - с сожалением ли, что верил, с грустью ли, что утратил веру - так и было.

Не знаю, каким виделся идеальный спектакль драматургу Керен Климовски (уроженка Москвы, проживающая в Швеции) - создатели спектакля поместили действие в песочного цвета, ярко-желтую до рези в глазах, "коробку" с неоновой окантовкой: это абстрактное пространство если ассоциируется с чем-то повседневным, то, благодаря открывающимся и закрывающимся створкам лифта в стене, пожалуй, с офисным коридором, если б коридоры офисов красили в подобные "кислотные" расцветки. Внутри "коробки" - пианино (точнее, синтезатор, замаскированный под пианино), стул да пара электрогитар, все того же цвета, равно и костюмы всех действующих лиц, за двумя исключениями: о детской ипостаси мальчика Дани разговор особый, а бессловесный персонаж, сообразуясь с программкой (но только так) опознаваемый в качестве Капитана Крюка, наряжен в красный (но такой же яркий, "кислотный") костюм, контрастирующий с общим фоном. В сюжете, развивающемся на вербальном уровне, Капитан Крюк участия практически не принимает, но именно ему доверены отдельные авторские и режиссерские ремарки, в остальном же роль построена на пластике, да и в целом хореография спектакля до того насыщена не танцем в прямом смысле слова, но отточенными ансамблевыми движениями, и если не вполне самодостаточна, то проще представить постановку без текста, нежели без этой изощренной пластической партитуры, еще и исполненной артистами необычайно "чисто", так что, признаться, пропустив в свое время спектакль "#небалет", поставленный, как и "Мой папа - Питер Пэн", с артистами того же позапрошлогоднего выпуска курса Константина Райкина, и слышав о нем преимущественно нелестные отзывы, я теперь усомнился в их справедливости и захотелось "#небалет" посмотреть.

Тем не менее в ансамбле явно выделяется драматический дуэт - Ильи Рогова в роли папы-Петра-Питера Пэна и Алины Доценко, выступающей за маленького Даню, в то время как Константин Новичков - "мальчик, спустя время", Даня-взрослый - скромно берет на себя функцию повествователя и озвучивает авторский текст. Илья Рогов - тоже позапрошлогодний выпускник Райкина и, на сегодняшний день, по моим наблюдениям, самый яркий среди однокурсников, к счастью, не обделенный вниманием и занятый на видных позициях почти во всех премьерах "Сатирикона" последних лет: ему наряду с остальными придуман интересный пластический рисунок, "роботообразная" походка, в его остраненно-сдержанных интонациях хватает и "человечности", и "эмоциональности", но они строго дозированы. А вот для Алины Доценко, вроде бы немало занятой в репертуаре, роль Дани - настоящий прорыв: маленький Даня весь спектакль носит нелепый костюм зайчика, словно из детсадовского утренника (хотя герой уже школьник), белый, пушистый, с ушками и хвостиком - учитывая, что мальчика еще и девочка, девушка играет, риск впасть в дурную провинциально-тюзовскую травестию неизбежен, чего совсем не происходит, наоборот: сомнительный, спорный ход дает возможность одновременно и держать ироническую дистанцию по отношению к персонажу, к сюжету, не впадая в слюняво-сентиментальный тон (что нередко в сатириконовских спектаклях молодежной тематики происходит...), и - главная победа актрисы - обойтись без пародийности, без насмешки над героем, не теряя из виду серьезности темы.

Однако все же близкая к безупречной - по крайней мере что касается технической, стилистической "шлифовки" деталей на всех уровнях, от сценографии до музыкального оформления (про хореографию лишний раз и говорить нечего); разве что с мыльными пузырями надо поосторожнее, слишком уж легкий способ "включения" публики... и без интерактива предпочтительнее полностью обойтись... - театральная форма лишь отчасти прикрывает несовершенство материала. То есть даже не ущербность, а какую-то явственную, сквозь отточенность стиля просвечивающую его несвежесть. Ну примерно как мама, отвечая на вопрос ребенка "а где папа?", не мудрствуя лукаво повторяет: а он - летчик-испытатель... Таких отцов и мужей - путешественников во времени, бойцов невидимого фронта и т.п. - немало в литературе, кино, а с некоторых пор аналогичные сюжеты, вписанные в сказочный контекст по модели "психодрамы", широко распространились в театре. На поверхности ассоциация с пьесами Жоэля Помра, его фрустрированными Золушками, Красными Шапочками-жертвами насилия... В "Моем папе - ..." поворот темы, положим, иной, но модель "психодрамы" эксплуатируется та же и по готовым схемам. Вплоть до того, что уже после ухода из семьи не желая окончательно разочаровать сына, Петр Пэн (до того забывший забрать Даню из школы, а опомнившись, в качестве "извинения" склеивший учительницу...) становится на подоконник, прыгает вниз - и будто не разбивается, а исчезает бесследно, типа "улетел на остров" (и - как там у еще одной шведской сказочницы про мужчину в полном расцвете сил? - обещал вернуться, ага...). Подобная развязка логически из текста вытекает и затруднительно, наверное, было бы автору закончить иначе - но для такого финала органичнее подошла бы простодушная, "наивная" эстетика детсадовского утренника, а метафора лифта с указывающей вверх стрелкой видится мне образом из какой-то другой сказки.
Tags: #небалет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments