Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Сестра Анжелика" Дж.Пуччини, Лаборатория Opera New World, реж.Андрей Цветков-Толбин, дир.Иво Мейнен

"Сестра Ан(д)желика" входит в "триптих" одноактных опер Пуччини и относится к позднему его творчеству, но ставится, да и просто звучит редко, в отличие от двух других: "Плащ" и "Джанни Скикки", если не ошибаюсь, до сих пор остаются в репертуаре Камерной сцены Большого, поставленные еще самим Борисом Покровским, и сохраняются даже после "слияния". А "Сестру Анджелику" я и не слышал до сих пор, так что, при всей моей нелюбви к Пуччини, интересен в постановке мне, что редкость, был в первую очередь музыкальный материал. Который, как и следовало ожидать, для Пуччини оказался довольно типичным - если не считать, что в опере длительностью час почти не предполагается участие мужских голосов совсем. Есть, правда, один мужской персонаж (он в спектакле один, по либретто их вроде должно быть больше) - здесь это оборванный парень, который бессловесно доставляет припасы в женский монастырь, где происходит основное действие. По виду этого персонажа можно предположить намек на развитие сюжета в духе Бокаччо, но тут другой, противоположный вектор задан уже в либретто. Заглавная героиня семь лет уже как монашка, а о ее прошлом сестры знают мало. Но появляется разряженная (художник Ирина Дерябина использует простой контраст: ярко-красное платье на фоне черных ряс, плюс проход через зал) герцогиня, родственница Анджелики, чтоб получить ее подпись на отказе от наследства, а заодно сообщает, что незаконный сын, из-за которого, собственно, Анджелика и приняла постриг, умер.

Четыре состава на четыре показа - тоже специфика лаборатории, в первый день заглавную партию пела Дарья Гуляева из петербургской консерватории. Оркестранты сплошь юные совсем, а дирижер заграничный, из Нидерландов. И коль скоро работа лабораторная, едва ли оформление к ней целиком эксклюзивное, но если рясы для монашек легко взять из подбора, то, кажется, задник, имитирующий готическое соборное окно-розу (по словам режиссера отсылающее, вопреки букве либретто, к Парижу, к Нотр-Дам), все же специально для спектакля изготовлен ("продырявлен"). И сложнее всего со статуей Мадонны - у нее вместо лица череп, я не помню, где такое могло мне встречаться раньше, но и сомневаюсь, что в том состоял замысел сценографа... хотя наверняка знать не могу. При этом я не совсем уловил, что происходит - опять-таки не вполне сообразно с либретто - в финале: Мадонна должна отравившуюся с отчаянии травами Анджелику простить и соединить ее с мальчиком. А в спектакле рядом с Анджеликой, пока она приготовляет себе отраву (надо сказать, при всех скидках на лабораторный статус керамическая плошечка с травками смотрится ммм.. немного смешно), крутится женщина в монашеском одеянии, едва ли Богоматерь, да и рановато для ее выхода. Она же присутствует и при кончине. Анджелики, тогда как статуя остается на своем месте, и мальчик никакой не появляется.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments