Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Жанна д'Арк" Дж. Верди, Ростовский театр оперы и балета, реж. Ю.Александров, дир. А.Аниханов

У Юрия Александрова бывают постановки экстра-концептуальные, но в основном по операм хрестоматийным, на которые интереснее накручивать самые немыслимые идеи, апофеозом чему в свое время стала его "Пиковая дама":

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2724566.html

А есть простые, костюмные, в полуабстрактных декорациях выполненные, и это спектакли по раритетным, малоизвестным либо забытым сочинениям, такими были "Корневильские колокола" (некогда гремевшая, популярнейшая вещь, но давно уже никто ее не слушает) -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3890643.html

- или вот ранний опус Верди на сюжет о Жанне д'Арк. Хотя, как ни странно, мне раньше доводилось слышать это произведение в концертном формате, несколько лет назад им в "Новой опере" дирижировал Михаэль Гюттлер:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3014498.html

Но ростовский спектакль, по музыкальной части далекий от совершенства, претендует на сценический блокбастер, не меньше. Наверное никакой больше периферийный музыкальный театр не выступает в Москве чаще, чем опера и балет Ростова-на-Дону, и непременно в Большом. Так что театр, его особенности и возможности, мне тоже знакомы, кроме того, что совсем уж необычайно, однажды мне довелось в Ростове-на-Дону бывать и увидеть там местную, в редакции Фадеечева, версию "Ромео и Джульетты" Прокофьева. Оттого все же стоит сделать скидку - пели солисты на своем уровне терпимо, сопрано-Жанна (Наталья Дмитриевская) и баритон-отец (Петр Макаров) по крайней мере; с тенором-королем Карлом Седьмым (Илья Говзич) хуже, сложные верха ему еле-еле давались, но все равно... и оркестр Андрея Аниханова едва ли можно упрекнуть в грубости, вульгарности, неаккуратности.

Зрелище же режиссер вместе с художником (Вячеслав Окунев) и хореографом (Надежда Калинина), небезосновательно посчитав драматургию оперы чересчур, при совершенно бредовых (даже по вердиевским стандартам) сюжетных наворотах, скудной, разбавили для оживляжа балетом и пантомимой. Иногда избыточно "символичной", как в прологе на увертюры, где вдобавок к задающим строй "картинке" двум крылатым статуям по краям возникают пляшущие белый ангел с черным демоном, их танцевальная битва прирастает с появлением юной девочки, затем и мальчика, которых сменяют подростки, вероятно, из балетного училища, а затем и взрослые солисты (три поколения за короткий эпизод проходит!), и девочка, очевидно, будущая Жанна, а вот кто мальчик, то ли король (встреченный ею в детстве? в мечтах? как пророчество?!), то ли брат (или сосед-односельчанин?), осталось загадкой. Иногда просто невнятной, как в пляске Жанны с лесными какими-то тварями, "красными лешими", одолевающими невинную девушку; хотя еще больше меня удивили далее четыре фигурки в туниках и кудлатых паричках - для античности запоздалые, для ренессанса преждевременные. А в сцене коронации (последняя картина перед антрактом) появляются какие-то непонятные "одалиски" с золочеными кубками, которые принимаются танцевать с невесть откуда снова взявшимися лесными "красными демонами": "художник-модельер" (а не просто там "по костюмам", знай наших, не лыком шьют в Ростове!) Наталья Земалиндинова

Мне подумалось, что самое интересное в либретто оперы, по музыке весьма нехитрой и не более чем милой - взаимоотношения Жанны с двумя мужчинами, с влюбленным в нее королем (!), чьи притязания героиня отвергает (!!), и с отцом, который ее предает англичанам (!!!), посчитав, будто поступок Жанны, ее поход за короля оскорбляет его семейную честь и религиозные чувства, о чем он с пафосом сообщает вражескому стану, взобравшись на "царь-пушку", а затем столь же нелепо раскаивается в предательстве. Но Юрий Александров по минимуму интересуется психологической подоплекой героических деяний Жанны и окружающих ее персонажей, концентрируясь на мистической и реализуя ее посредством балетно-пантомимических экзерсисов при не самых динамичных по большей части мизансценах.

Впрочем, под занавес первой картины (не считая пантомимы-пролога на увертюре) воспроизводится наглядная процедура аутодафе с сожжением ведьмы на костре прямо в присутствии и при непосредственном участии короля Карла; режиссером она явно рифмуется с финальным "апофеозом": там Жанна, едва приподнявшись со смертного одра, где лежала-не дышала, воспаряет к колосникам на импровизированном кресте, оставляя далеко внизу, на лестнице, даже пышнокрылых ангелов. И если поначалу кажется, что Юрий Александров в "Жанне д'Арк" развивает любопытные и небессмысленные свои идеи (уровень вкуса при их реализации предпочтительнее не поднимать лишний раз), затронутые, в частности, спектаклем "Князь Игорь" в "Новой опере" с его антимилитаристским пафосом, наблюдением, как легко, но фатально герой меняет войну на любовь и сколь горек итог этого неравноценного размена -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/1980803.html

- то позволив героине Верди пометаться между любовью и войной, между "традиционными семейными ценностями" и "женской эмансипацией", между устойчивой гендерной ролью и вызовом общему порядку, Александров дежурно (и как всегда при том аляповато, уродливо) поднимает ее "святость" на пьедестал, то бишь вздымает на крест; монументальная статика мизансцен вписывается в массивную сценографическую конструкцию и видео-фон, ну и с музычкой, надо признать, неплохо гармонирует.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments