Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Визиты к мистеру Грину" Дж.Барона, "Мамберти Продакшн", Бразилия, Сан-Паулу, реж. Кассио Скапин

Никогда про автора и его сочинения раньше, признаюсь, не слыхал, но по первой же паре реплик что-то слышится родное, а через минуту я уже про себя играл в "найди десять отличий" с "Потерпевшим Гольдинером" -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2986628.html

- он же "Последний ацтек" -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3177315.html

Сознательно ли Виктор Шендерович адаптировал Джеффа Барона для собственных (творческих, коммерческих, политических - опять же вопрос...) нужд, случайны ли совпадения, или просто взял русскоязычный автор да и передрал потихоньку опус своего бродвейского соплеменника (хотя, казалось бы, такого не скроешь - однако ж вот для меня идентичность завязки "Визитов..." и "Потерпевшего..." стала сюрпризом, не сказать чтоб уж очень приятным...) - так или иначе сходство фабул очевидное: к нью-йоркскому старому еврею, одинокому брюзге, заявляется сбивший его (слегка, без последствий) при переходе улицы молодой человек (у Шендеровича это средних лет женщина), тот сперва вредничает, пытается его прогнать, но постепенно принимает его услуги по уходу за собой и за домом, проникается доверием, и в процессе общения вскрываются тайны прошлого, связывающие обоих.

Другое дело, что у Шендеровича "тайны", понятно, касаются советского прошлого, Гольдинер - эмигрант из СССР, благополучно там устроенный когда-то, но успевший до эмиграции подгадить другим, менее успешно приспособившимся. А бродвейский мистер Грин - умеренно-ортодоксальный еврей, чьи родители бежали тоже, конечно, от русских, но сильно раньше, еще при дореволюционных погромах, сам он уже урожденный американец, но со своими этно-культурно-религиозными иудейскими "заморочками". Главное же отличие пьесы-прототипа (ну трудно поверить, что Шендерович о существовании Барона не знал... и не узнал за последующие годы проката постановок своего сочинения, в том числе и по сценам Брайтон-Бич) от русскоязычного извода в том, что второй персонаж, гость, открывает старому еврею свою гомосексуальность, а иудею, успевшему проникнуться к гостю симпатией на почве общего еврейского происхождения такая новость, конечно, встает поперек горла и это почти прерывает их завязавшуюся дружбу; тем не менее через аналогии еврейства и гомосексуальности, предсказуемо смыкающиеся на Гитлере, взаимопонимание восстанавливается, толерантность торжествует, благодаря чему одинокий после смерти любимой жены Грин готов примириться с дочерью, которую давным-давно предал проклятию, но не смог забыть.

О Брайтон-Бич вспомнил я не зря и не только в связи с гастролями постановок пьесы Виктора Шендеровича - при том что я видел обе московские версии. После того как "Потерпевшего Гольдинера" отвергли в театре им. Вахтангова, по заказу которого он персонально для Владимира Этуша был изначально написан (подоплека этой истории непроста, но низкого художественного качества пьесы при всех прочих обстоятельствах, увы, никто не отменит), он был поставлен с тем же Владимиром Абрамовичем в антрепризе и несколько лет Этуш его при аншлагах играл. "Последнего ацтека" Райхельгауза с Альбертом Филозовым и Татьяной Веденеевой тоже долго играли и возили по гастролям, сейчас, кажется, даже восстановили с новым составом - но как бы разные режиссеры с разными актерами не поворачивали текст Шендеровича, эстетика "Брайтон-Бич", где состоялась, что характерно, мировая премьера "Гольдинера", неизменно в ней проявлялась. Органически присуща оказалась она и "Визитам..." Барона, и бразильской версии американской пьесы. То есть внешне все довольно пристойно смотрится, хотя "бытовая" декорация довольно-таки нехитрая, а актеры Серджио Мамберти и Рикардо Желли, особенно пожилой и у себя на родине, говорят, страшно известный Мамберти, исполнитель роли Грина (я так понимаю компания, осуществившая постановку, носит его имя?), "наяривает" через все края. С другой стороны, можно ли представить подобную драматургию в иных театральных формах?..

Грин невзлюбил Гардинера за то, что он сбил его машиной, за то, что вторгся в его уединение вдовца и начал наводить порядок; за последнее к нему понемногу привязался, но по-настоящему проникся, лишь выяснив, что Гардинер тоже еврей; затем опять резко разлюбил за то, что Гардинер гей; после дискуссий на уровне "нацисты убивали не только евреев, но и геев" кое-как примирился и окончательно принял Гардинера после того, как тот, со своей стороны, примирил Грина с дочерью, которую Грин отверг, когда она посмела выйти замуж за "гоя" вопреки запрету отца. Для чего Грину пришлось произвести небольшое "расследование" и выяснить, что обожаемая покойная жена Грина на протяжении долгих лет тайком от мужа поддерживала связь с дочерью и даже после отключения телефона продолжала с ней переписываться... Все эти перипетии, на мой вкус, здравомыслящего зрителя скорее рассмешат, чем растрогают - по факту картина выглядит иначе и благодарная публика у "Визитов..." находится в немалом количестве, что характерно, в Москве также, и наверняка на каком-нибудь Уралвагонзаводе нашлось бы не меньше. Благодушные предположения, будто такого сорта спектакли "исправляют нравы", "делают людей добрее, терпимее" и все в таком духе, разумеется, не более чем дурная, вредная иллюзия, хотя и возникающая на аплодисментах после представления. Это все равно что "Потерпевший Гольдинер" или "Последний ацтек" по пьесе Шендеровича отвратил бы кого-то от ностальгии по СССР и от тупой ненависти к никогда не виданной Америке - скорее уж напротив, как бы Шендерович не надеялся.

Вместе с тем для разговора по-настоящему серьезного на темы, злободневность которых - в реалиях отсталых, дикарских стран уж точно - никто не отменял, требуется мышление, драматургическое, режиссерское и актерское, совершенно иного плана, в идеале - Стоппарда или Вырыпаева, хотя как раз Вырыпаев в своих сочинениях выступает с позиций противоположных слюнявому, убогому, но "гуманистическому" посылу авторов типа Джеффа Барона. Наивно было бы думать, что после таких спектаклей все станет вокруг голубым и зеленым, а вымышленные и условно-обобщенные Гардинер и Грин окажутся последними в мире потерпевшими от ксенофобских стереотипов. Но даже те немногие современные пьесы и спектакли, которые отталкиваются от насущных, острых тем, поднимая их до осмысления на достойном художественном уровне, уже этим уровнем и отрываются от убогой, примитивной действительности, в плоскости которых эти темы сохраняют актуальность - не думаю, что из обозначенного круга найдется продуктивный выход.

Кстати у Райхельгауза в его варианте пьесы Шендеровича к переосмысленному финалу герой и героиня полюбили друг друга и считай поженились - жаль, что в бразильской постановке бродвейской драмы молодой гей не смог составить последнее счастье безутешного вдовца, вот было б дело!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments