Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Принц Лань Лин", Национальный театр Китая, Пекин, реж. Ван Сяо Ин

Вопреки обычной для китайских театров репертуарной политике, по крайней мере какой она представлена гастролями, "Принц Лань Лин" - не "классическая", а "модернистская", "символистская" драма, хотя и на историческом материале, отсылающем к "неспокойным" временам 14го века (дальше, видимо, стало спокойнее...), автор Ло Хуай-Жень. Заглавный герой - принц, живущий во дворце с матерью и отчимом на правах шута, его отец-император погиб, когда мальчику было девять, с тех пор наследник, нелюбимый и униженный, вынужден покориться воле узурпатора, мало того, по его требованию изображать в театральных представлениях женщину, "милашку", что для воина императорских кровей оскорбительно в высшей степени, хотя самому герою, похоже, дается не без удовольствия. Но стоит принцу влюбиться в куртизанку, как отчим и ее собирается сделать своей наложницей - очередное унижение становится поводом для бунта, поддержанного матерью героя.

Совпадения, равно как и разночтения с фабулой "Гамлета", едва ли случайны, вплоть до "сцены мышеловки", которую, правда, принц Лань Лин разыгрывает при дворе на "расемоновский" лад в трех альтернативных версиях - с точки зрения отчима, матери и собственной: оказывается, девятилетним мальчиком он стал свидетелем убийства отца и собственными глазами наблюдал происходящее, однако не слышал, о чем говорили в момент преступления мать с злодеем-самозванцем, потому готов и матери бросить обвинения. Мать же, оказывается, все делала для сына, притворялась покорной и ждала, пока тот вырастет и отомстит. Для чего она приводит Лань Лина в храм, посвященный упокоенному в нем отцу - призрак папы и без того являлся в видениях герою, но тут он становится обладателем принадлежавшей погибшему маски... И из жертвы сам превращается в злодея - маску легко надеть, но трудно снять, вот и думай: лань или не лин?..

Собственно, "гамлетовская", переложенная с оглядкой (вольной или невольной) на Шницлера или Клоделя история, здесь служит лишь завязкой, а основной сюжет разворачивается именно вокруг мотива маски, и в буквальном плане (ритуальная маска так "прилипла" к Ланю, что лишила его собственной души, сделала "милашку" - "великим генералом", а по сути кровожадным монстром), и в метафорическом, конечно. Любовная линия остается побочной по отношению к основной, связывающей сына с матерью. И против ожиданий все это довольно любопытно, нестандартно в контексте многочисленных за последнее время театральных постановок из Китая. Но вот решение и пластическое, и костюмное, и в целом визуальное - полностью соответствует привычному стандарту, вплоть до красных флагов, с помощью которых обозначается "апокалиптический" пожар в императорском дворце. Распадающаяся кусками маска на заднике тоже смотрится наивно, как и пластика в пышных, нарядных национально-исторических костюмах, как и интонации актеров, безусловно, не столь вычурно-экзотичных, как в "опере", но все же и далеких от европейского понимания "психологического реализма".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments