Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Париж, Техас" реж. Вим Вендерс, 1984

Много лет на телевизоре у меня пролежал подаренный на каком-то мероприятии диск с фильмом "Париж, Техас" - сперва не было двд-проигрывателя, потом я не знал, как его подключить, потом не хватало времени, а когда собрался, то уже не смог двд-плеером воспользоваться (без регулярной тренировки технические навыки у меня моментально пропадают...), так диск и не пригодился, но раз уж картину по ТВ показали, решил посмотреть, внимательно, от начала до конца - не пересматривал с тех пор как увидел впервые, а это случилось больше двадцати пяти лет назад точно.

Обратил внимание, что вольно или невольно изображение по композиции и колориту практически каждого кадра стилизовано под картины Эдварда Хоппера - подростком я такого художника не знал (да и откуда бы советскому пионеру знать Хоппера?), но с тех пор довелось и воочию некоторые полотна увидеть, и теоретически с его творчеством познакомиться ближе - опять-таки тематика "Париж, Техас" вполне с сюжетными мотивам Хоппера соотносится. Однако в остальном даже удивлялся, насколько неинтересно мне (при том что сюжет я почти не помнил!) смотреть Вендерса. И думал, что если взглянуть трезво, не через призму хрестоматий, топов, рейтингов и проч. интеллигентских измышлений, а свежим глазом на "лучшие" произведения Вендерса, на тот же "Париж, Техас" или на "Небо над Берлином", которое я как раз пересматривал некоторое время назад -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2461225.html

- то нынешняя творческая форма режиссера и убожество его последних работ - лет за тридцать, ага - но взять хотя бы самые недавние -

- хоть попсовое "Погружение" -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3756594.html

- хоть "эстетские" (типа...) "Прекрасные дни в Аранхуэсе" -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3527123.html

- покажутся не деградацией крупного дарования, но естественным, логичным развитием художественного метода Вендерса. "Париж, Техас" в каких-то своих моментах видится сегодня просто смехотворной херней, а в каких-то и нестерпимой пошлятиной, сопливой, грубо бьющей на жалость и ничего не дающей взамен, лишенной здравого взгляда на человека, на жизнь, на мир.

Главный герой идет по пустыне - сейчас это просто лютый штамп т.н. "авторского", "фестивального" кино, да и для начала 1980-х, после Антониони, после Бергмана, уже так было. Тем не менее он идет, страдает от жажды (ну а как же - духовной жаждою томим....), его подбирают полуживого в каком-то захолустье и за героем прилетает из ЛА брат. В отличие от пропавшего четыре года назад героя брат - более-менее благополучный, успешный дизайнер рекламных щитов, женатый, но бездетный, правда, воспитывает племянника после исчезновения его родителей, а мама мальчика тоже пропала, но в отличие от папы, не совсем бесследно, и как выяснилось, регулярно, ежемесячно пересылает скупые денежные переводы из хьюстонского банка. Поэтому едва оклемавшемуся и акклиматизировавшемуся после четырех лет странствий в невменяемом состоянии беглецу выпадает шанс ее найти.

Но сначала братья еще долго (примерно половину от более чем двух часов общего хронометража) протелепаются по пустыням, потому что "беглец", сперва к тому же еще и немой, не произносящий ни слова, далее кой-как разговорившийся, наотрез отказывается лететь самолетом и братьям приходится покинуть салон уже на взлетной полосе (тогда можно было... тогда в авиасалонах и курить разрешали! но судя по кино, люди счастливее не были...). Затем уже в доме у брата и жены герой заново сходится с 8-летним сыном, который его еле-еле помнит, отказывается вместе с ним возвращаться из школы, но подозрительно быстро привыкает к старому, настоящему папе, хотя продолжает звать папой и дядю. Наконец, вместе с сыном, не спросившись у дяди с тетей, папа отправляется на поиски мамы. В Хьюстоне они женщину выслеживают у банка, из которого поступают переводы, и далее тайно преследуют на машине до заведения, где мама подвизается, общаясь через стекло с клиентами в приват-кабинке.

Все что до этого как-то терпимо - ну мелодрама, ну сопливая, про мальчика и папу, ладно; но с появлением мамы история перетекает в плоскость откровенного дурновкусия и пустопорожней претенциозности. Маму играет Настасья Кински, папа общается с ней под видом клиента и в таком "формате" напоминает о прошлом. Я вот не знаю: можно ли всерьез, на голубом глазу, как исповедь воспринимать (Ларс фон Триер похохотал бы да и только!) беседу мужа "клиента" с женой... как бы помягче выразиться... "по вызову", он ее видит, она его через зеркальное стекло нет, и выполняя пожелания заказчика, выслушивает, как тот напоминает ей о случившемся четыре года назад? По-моему - нелепая и смешная ситуация, но нет, настаивает режиссер, она драматичная, пронзительная, душераздирающая! И подчеркивает это долгими планами лица героини, мало того, совмещением в зеркальном окне лиц супругов - ну дешево же, ну вульгарно даже по меркам 1980-х, сейчас вообще невозможно видеть, не подавившись от смеха! Я уже не говорю про текст, который герой произносит, говоря в третьем лице - фальшивая театральщина - он ее так любил, что не хотел разлучаться, но должен был уходить на работу, чтоб обеспечить любимую, потом стал нарочно возвращаться позже, чтоб вызвать ревность, а она доверяла и не ревновала, он бесился, жили они в трейлере с ребенком, он привязывал ее к плите... От великой любви, надо понимать, он ее привязывал... - в 1984 году Вендерса за "Париж, Техас" награждали в Каннах, сегодня за такого героя в тех же Каннах феминистки небось его забили бы хорошо если тапками!

Короче говоря, что-то у них там загорелось и все разбежались кто куда, мать подбросила ребенка родне и скрылась, отец ушел в пустыню странствовать на четыре года. Но вернувшись против воли, осознал, что разрушенного не восстановить, и жену (считай бывшую) выдернул из кабинки, чтоб воссоединить не семью, но лишь мать с ребенком - сам же отправился дальше по красной пустыне одиночества бродить. Впрочем, фабула способна кого-то, вероятно, растрогать - но эстетика, вот это сочетание стилизаторской "картинки", якобы медленного (на самом деле по сегодняшним "авторским" понятиям прям-таки стремительного!) темпа повествования с внятной историей, прописанными характерами, делает произведение нежизнеспособным, списывает в музейный архив: "Париж, Техас" (в название вынесен кусок земли в Техасе, приобретенный некогда героем, куда он безнадежно рассчитывал вернуться, чтобы зажить счастливо с любимыми - типа метафора "потерянного рая") как зрительское кино все же скучноват, на смысложизненные откровения бергмановского масштаба тоже не тянет, по киноязыку остался в прошлом веке... - ни по одному пункту, в общем, не проходит.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments