Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Перикола" реж. Александр Белинский, 1984

В связи с премьерой "Периколы" Григорьяна-Чижевского на Камерной сцене Большого театра -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/4036805.html

- глянул советский фильм по той же оперетте Жака Оффенбаха, который теоретически мог видеть еще на выходе, как раз тогда я много смотрел подобных картин по ТВ и с большим энтузиазмом, но почему-то про эту до сих пор и вовсе не слыхал. Хотя Александр Белинский - признанный мэтр музыкального кино и телетеатра (на моей памяти Александру Аркадьевичу вручали "Золотую маску", пускай уже не конкретную работу, а по выслуге лет "за вклад", и другие его вещи повторяют в эфире часто); заняты у него в "Периколе" популярные артисты; ну и вообще странно, что сейчас, когда ТВ за дефицитом ликвидных новинок гонит старье потоком, именно "Периколу" никто не вспоминает.

Филипп Григорьян по случаю своей постановки справедливо заметил, что "Перикола" Белинского сейчас "не смотрится" - на самом деле она "не смотрится", если ее смотреть первый раз, как "не смотрится" любая другая тогдашняя музкомедия при первом запоздалом знакомстве, будь то "Здравствуйте, я ваша тетя" Титова или даже "Соломенная шляпка" Квинихидзе - знакомые наизусть с детства, они вызывают ностальгическое умиление, радость узнавания, восторг новой встречи с любимыми артистами, песнями, шутками; но на свежий взгляд просто невыносимы, скучны, замшелы и плохо сделаны (похожая ситуация, коль на то пошло, и с классикой голливудского мюзикла - тоже все безнадежно устарелое, затхлое, разве что самую малость поживее). Но мне-то "Перикола"-84 была интересна как раз для сравнения с нынешней - не сама по себе.

Прежде всего, что характерно, разница бросается не в глаза, но в уши - за кадром фильма звучит оркестр Ленинградской филармонии под управлением Павла Бубельникова (и Павла Ароновича мне тоже доводилось слышать живьем в спектаклях театра "Зазеркалье"...): разница в подходах колоссальная, сегодня Филипп Чижевский по факту оправдывает свою установку, с одной стороны, на "историческую информированность" исполнения музыки Оффенбаха, на ее стилистическое сближение с французским барокко, Люлли и Рамо; с другой, воспринимает и преподносит ее как современную, а не реконструированный музейный раритет, что проявляется и в темпах, и в ритмах, и в сочетании тембровых красок, оркестр в спектакле звучит тоньше, по-своему изысканно, а в фильме наяривает во всю опереточную ивановскую, "жирно", от души, но тоже очень четко, то есть претензий к оркестру, задействованному в картине, задним числом никаких быть не может, дирижер выполняет задачу, адекватную тем общим, которые ставит режиссер-постановщик.

А Белинский, в отличие от Григорьяна, ставил в 1984 году оперетту, и не просто оперетту, а советскую оперетту, пусть на полузабытом к тому (и нашему подавно) времени материале 19го века, в том же ключе, как снимали Ян Фрид "Вольный ветер", а Евгений Шерстобитов "Поцелуй Чаниты": где-то в далекой южной стране творческие и, разумеется, "прогрессивные" молодые люди выходят победителями из схватки с властями-буржуями-империалистами, но политическая составляющая в 1970-80-е уже не педалируется (достаточно сравнить две советские экранизации "Вольного ветра", Трауберга и Фрида, разделенные десятилетиями), а на первый план выходит романтика в экзотическом, сугубо условном, искусственно-театральном антураже. "Перикола" целиком снята в павильонных, а частично и нарисованных декорациях. Танцы, поставленные Георгием Алексидзе (его хореографические работы мне тоже доводилось видеть на сцене...) также чисто опереточные, с канканами и проч.

Ну и актеры создают образы соответствующие: "отрицательные" персонажи - вице-король (Евгений Евстигнеев), придворный кавалер и губернатор (Спартак Мишулин и Владислав Стржельчик) комикуют на полутора ужимках в париках, накладных усах и бородах, все как полагается; в то же время главная пара - Перикола и Пикильо - предстает в романтическом свете, тут режиссер явно хотел от излишней опереточности уйти (за героев и поют не исполнители киноролей, Галина Беляева с Александром Блоком, но профессиональные вокалисты академической, оперной подготовки Светлана Волкова и Александр Дедик; а вокальные партии гротесковых злодеев оставлены играющим их драматическим артистам, при том что, очевидно, Евстигнеев или Мишулин не голосом берут...).

Забавно, что для советского фильма, не в пример нынешней театральной премьере, гораздо сильнее переработано исходное либретто. Диалоги писал Семен Альтов - замечательный сатирик Семен Теодорович, но тут, положа руку на сердце, схалтурил, в 1980-е "искрометность" реприз пошиба "женщиной неопределенного возраста можно быть только до определенного возраста" наверняка пленяла провинциальных интеллигенток у телевизора, теперь они не воспринимаются вообще. При этом, однако, драматургически советская телевизионно-киношная (ленфильмовская картина создавалась по заказу Гостелерадио, и Белинский в основном сотрудничал с Ленинградским ТВ, а не киностудиями) "Перикола" куда стройнее что нынешней, что, вот совсем удивительно, аутентичной - по крайней мере в сценарии фильма прописано и понятно, к примеру, за что был арестован незадачливый сосед героев по тюремной камере: Герцогу Де Капулько, как его называют здесь, не повезло быть внешне похожим на вице-короля до такой степени, что вице-король предпочел упрятать двойника в тюрьму.

Естественно, и вице-короля, и двойника играет один и тот же Евгений Евстигнеев, что создает и дополнительный комический эффект, и лишний раз позволяет оценить мастерство актерского перевоплощения (ну при помощи, конечно, гримеров, костюмеров и т.д.). А вот тексты куплетов, особенно в рефренах, старого фильма и современной адаптации частично, к моему удивлению, пересекаются: Женя Беркович многое переписала, но наиболее удачно ложащиеся на мотивчики Оффенбаха строки, как я понимаю, и не специально для фильма 1984 года сочиненные, а доставшиеся его создателям "по наследству" от предшественников, не тронула - за счет чего свежий спектакль лишь выиграл. Мало того, пропетое в спектакле слово "рожа", кого-то способное "покоробить" (теперь же все в лучших чувствах по любому поводу оскорбляются, все эстеты, стилисты, знатоки - и все воцерковленные) - как раз оттуда, из прежней версии, и в фильме тоже звучит! Впрочем, что советские опереточные либреттисты умели - так это лихо и легко рифмовать ничего не значащие стишки, типа "выпил я сейчас изрядно, / на душе моей отрадно".

Так-то, по большому счету, принципиальных противоречий, "разногласий" сущностных, а не "стилистических", между фильмом 35-летней давности и сегодняшней премьерой, пожалуй, нет. По мелочам наберется - ну в фильме Пикильо с досады пытается утопиться в фонтане, а в спектакле удавиться на карнавальной гирлянде... мелочи, к тому же его все равно спасают (и те же самые губернатор с кавалером). На таверне "трех сестер" красуется вывеска (латиницей) "Эль вента Бесаме мучо" - невинный по меркам СССР середины 1980-х, но вероятно цеплявший аудитории своего времени прикол, теперь не проканал бы (хотя... как знать). Кроме того, Перикола в фильме мечтает стать актрисой и выступать в театре - посрамленный вице-король из соображений политической целесообразности и личной безопасности способствует осуществлению ее желания и героин в эпилоге танцует на профессиональных подмостках болеро - между прочим, так Белинский под финал исподволь возвращает опереточную "Периколу" через ее опосредованный литературный первоисточник, пьесу Проспера Мериме, к судьбе прототипа героини, которая действительно была любовницей вице-губернатора Перу и довольно популярной в свою эпоху (вторая половина 18го века) актрисой. То есть драматурги спектакля через Мериме проводят параллели между Периколой и Кармен, мысля скорее в плоскости художественной культуры, а режиссер фильма тем же путем выходит (ну чуть-чуть, не углубляясь) в пространство реальной истории и человеческой биографии.

А еще благодаря яркому, "смачному" оркестру за кадром фильма - в противоположность утонченному, "необарочному" инструментальному сопровождению спектакля - я окончательно убедился, что мне не послышалось (во время спектакля еще сомневался): оркестровое вступление к Болеро в "Периколе" Оффенбаха откровенно, ну очень явственно перекликается... да почти что буквально повторяет "вальпургиевский" ход из "Фауста" Гуно!



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments