Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Русский бес" реж. Григорий Константинопольский, 2018

Вряд ли даже самый симпатизирующий Григорию Константинопольскому зритель назовет его великим, выдающимся режиссером - однако невозможно отрицать у него наличие индивидуального, своеобразного стиля, сформированного в 90-е и как ничей другой более несущего отпечаток того времени, той эстетики, характерных примет определенного периода, от полудилетантского (с годами скорее нарочитого) взгляда на элементы "профессии", т.н. "ремесла", что принято ставить во главу угла кинодеятелями предыдущих и последующих поколений, до "тусовочного" подхода к кастингу; тут и дуркование на грани наркоманского бреда, и клиповый монтаж, и специфическое, иронично-скептическо-пофигистское (в отсутствие пафоса, дидактики) осмысление современной - но, что примечательно, всегда современной! - действительности, преломленное через поп-культуру, масс-медиа и т.п. Теперь у Григория Константинопольского уже новый фильм вышел, а я худо-бедно, с грехом пополам (такое ощущение, что на ТВ1000 сидит пьяный деревенский киномеханик, ставит зажеванные видеокассеты и, заснув, не отслеживает, как они там крутятся... что картине Константинопольского парадоксально даже идет - опять же 90-е вспоминаются - а вообще-то неприемлемо) посмотрел по телевизору предыдущий.

Герой Ивана Макаревича планирует из скромника-дизайнера переквалифицироваться в крутые рестораторы. Для этого ему нужны деньги, которые Святослав получает у отца своей невесты, крупного банкира (Виталий Кищенко), приобретает старое промышленное здание и собирается его реконструировать в ожидании барышей и свадьбы. Но в отличие от папы, который дал Святу (так героя называют близкие) денег, воцерковленная наследница банкира жениху до свадьбы не дает... Зато водит жениха к батюшке, а тот вразумляет, наставляет, учит любить ближнего... и ненавидеть врагов церкви и отечества, а в их лице Сатану. Фигура батюшки тут, конечно, ключевая, и в этой роли выступает по старой дружбе ряженый Александр Стриженов с нарочито искусственной, не слишком ладно прилепленной бородой - а может и не нарочито, просто к "достоверности" Константинопольский не стремится, его слегка (и даже не слегка...) тяп-ляп сделанные картины неизменно отдают малобюджетным самодеятельным балаганчиком. Тем не менее свою функцию персонаж Стриженова выполняет - озвучивает и внушает главному герою мысли о "праведной" жизни.

И вот банкирский зятек и начинающий ресторатор, с одной стороны, а другой, изнывающий от целомудрия и прочей душеспасительной херни молодой прихожанин оказывается почти буквально между ангелом и бесом - до такой степени наглядно, как в одноименной французской комедии (тоже 90-х годов, кстати), "праведное" и "сатанинское" в нем самом борются, а вернее, порой отождествляются до полной неузнаваемости - и то сказать, православие от сатанизма поди отличи... Тем более что кругом - тоже не одна лишь благодать разливается... Банкирская жена (Виктория Исакова) изменяет мужу со студентом хореографического училища (уж как она молодого балеруна пользует - неизвестно...), а к бизнесу приглядываются чиновники, вымогая взятки шантажом. Свят, провозглашая на словах верность сакральным традициям, основам и скрепам, чиновников убивает (начиная с колоритной героини Юлии Ауг), а потенциальную тещу, наоборот, шантажирует (ну и опять же - пользует... к обоюдному, впрочем, удовлетворению), и заодно, раз уж невеста ждет свадьбы, не пренебрегает девушками более доступными. То есть совершает все возможные грехи, нарушает все известные заповеди - Свят-Свят-Свят!

Очевидно, что размывая границу между реальностью и мороком, Константинопольский и на уровне сценария, и режиссерски не слишком виртуозно с этими вещами работает - не Линч, не Триер (мягко говоря), и ход с бородатым двойником - будто бы он и есть настоящий Святослав, который годами старше отца своей невесты - не очень удачный; и блестящему, эксцентричному Тимофею Трибунцеву в роли следователя, которые ищет "пропавших" (убитых Святославом) чиновников-коррупционеров нечего играть, и развязки всех линий, криминальной, мелодраматической, мистической, оказываются скомканными, а такая условность во многом снижает сатирическую остроту деталей (будь то проповеди батюшки или вымогательства чинуши). Ну так вот поэтому Григорий Константинопольский и не великий, не выдающийся режиссер - зато ни на кого не похожий, другого такого нет, с 90-х либо сгинули, либо ушли из кинобизнеса, а у Константинопольского глядь - опять премьера подоспела.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments