Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Фалалей" Н.Садур ("Лафертовская маковница" А.Погорельского) в МТЮЗе, реж. Виктория Печерникова

Под конец прошлого года Виктория Печерникова на основной сцене МТЮЗа выпустила уже вторую свою здесь работу, "Квадратуру круга" по водевилю Валентина Катаева, и откровенно говоря, после нее мне на давнишнего (премьера 2016го!) "Фалалея", которого я все не успевал посмотреть, идти совсем расхотелось:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3934680.html

Но стоило собраться - и я бы, пожалуй, предпочел двух "Фалалеев" одной "Квадратуре": в камерном пространстве "флигеля" фантазия на темы Антония Погорельского смотрится отлично! Из двух хрестоматийных сказок Погорельского (остальные его сочинения прочно забыты) гораздо более известна "Черная курица" (кстати, недавно в очередной раз инсценированная - но на спектакль Екатерины Половцевой в РАМТе я тоже не дошел), между прочим, не такая уж в оригинале "детская", а по сути довольно мрачная, в чем-то еще жестче и печальнее "Лафертовой маковницы". Полудилетантская, вторичная романтическая проза Антония Погорельского (Перовского) у издателей иногда проходит под грифом литературоведчески некорректной формулировки "русская готика" - мистическая жуть пополам с простецким юмором в пьесе Нины Садур осмыслена через "лубочную" эстетику, но Садур с ее мозгами набекрень навернула поверх пересочиненного сюжета своих представлений о добре и зле, об истории, даже опосредованно о политике. Виктория Печерникова все это перевела в игровую плоскость, сделав по сути главным героем спектакля кота-оборотня, превратив его в фигуру "от театра", по внешнему имиджу клоунскую.

Исполнительские составы за время существования спектакля менялись и теперь кота играет Илья Шляга - в "Кто боится Вирджинии Вулф?" Гинкаса великолепный, практически на равных с Игорем Гординым-Джорджем существующий Ник, в "Квадратуре круга" не слишком убедительный Вася, а здесь ну просто звездный, и главное, совершенно без перехлестов, не впадая в гиньоль, в балаган, остро, но стильно. Сюсюкающие родители героини - Вячеслав Платонов и Арина Нестерова - тоже настолько тонко "выделаны", что, с одной стороны, свободны от слюнявой сентиментальности (а пройти по этой грани умильными интонациями и ужимками почти невозможно), но с другой, косвенно проецируются на куда более известные в истории литературы старые супружеские пары - пушкинские, гоголевские.

Виктория Печерникова, насколько я понимаю, сама же и автор костюмов, и в целом художественного решения, оформления спектакля - великолепный вкус, безупречный подбор цветов (желтое на белом в "домашнем" одеянии стариков, черно-зеленый "кот" с нарисованной на лице "морде" клоунской маской, черными "меховыми" чулками на ногах и белыми перчатками на руках), форм и материалов (кринолин и "прическа" бабушки-маковницы, "иностранный" парик доктора Котта, которым обернулся бабушкин кот Фалалей, пожелавший жениться на Маше, головной убор будочника с макетом будки на макушки, баночки и чашечки вязаные, из шерсти). В довершение всего после вынужденного ввода, обусловленного уходом из жизни актрисы, Виктория Печерникова сама блистательно играет "бабушку", и трудно представить, кто бы вместо режиссера сделал это лучше! Наконец, до чего же трогателен наивно-романтический (но опять же лубочно-иронический) возлюбленный Маши-Марины Гусинской - приказчик Улиан-Арсений Кудряшов (наблюдаю за Кудряшовым еще с ГИТИСа, но в МТЮЗе у него пока что лишь вторая заметная роль, и то не на него изначально придуманная ... до недавних пор Улиана играл-то Шляга... который теперь обернулся котом!).

Вопросы у меня, как водится, остались к пьесе - самодостаточному тексту, далекому от буквы и от духа первоисточника. Не знаю, когда написан "Фалалей", до того, как Нина Садур окончательно спятила, или уже потом, но сюжет Погорельского обрамлен ею специфическим историческим контекстом: в первой сцене родители Маши рассуждают о конституции, Франции и корсиканце-императоре, батюшка стращает матушку, та благодушно открещивается от пророчеств супруга насчет готовых "за конституцию" сжечь Москву французов - но в финале пропавший было кот-оборотень возвращается... офицером наполеоновской армии, и до того озвучивавший ремарки Илья Шляга уже в новом качестве объявляет (при соответствующей подсветке) "красное зарево": такая "концептуальная" рамка и неорганична, и неубедительна (действие повести Погорельского происходит "лет за пятнадцать пред сожжением Москвы"!!), и просто не нужна в принципе - но зачем-то понадобилась Садур, как будто ее "лубочных" фантазий про злых духов и про девиц недостаточно, а требуется лишний раз подчеркнуть, что не дремлют враги святой руси, а режиссер от дежурной милитаристской глупости не отказывается, хотя запросто могла бы без потерь, напротив, к пользе спектакля в целом.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments