Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Фотографии на стене" реж. Анатолий Васильев, 1978

В свое время я читал много, но советской подростковой прозой (что реалистической, психологической, что фантазийной типа Крапивина; и официозной, и полунеформальной одинаково) по большей части брезговал, Алексин тоже целиком прошел мимо меня, даже его экранизаций я почти не видел. Впоследствии очень Эдуард Успенский критиковал резко Анатолия Алексина - дескать, негодный детский писатель и сюжет строить не умеет. Если судить по сценарию к "Фотографиям на стене", который Алексин написал по собственному рассказу "А тем временем где-то..." - сюжет формально и в самом деле рассыпается, но скорее всего таков был авторский замысел: не докрутить в интриге все винтики, не развязать все сюжетные узелки, а наоборот, завязать потуже, чтоб и герой, и читатель, а затем и зритель сами их докручивали и распутывали. Картину, снятую на Одесской киностудии в год моего рождения, я тоже до сих пор почему-то не видел, случайно посмотрел 1ю серию по ТВ, вторую доглядел уже через интернет, заинтересовавшись.

Прежде всего бросается в глаза юный, прям-таки ангелоподобный Дмитрий Харатьян - это его вторая кинороль после меньшовского "Розыгрыша" и здесь он, удивительно, отнюдь не столь слащавый, как спустя десять лет в "Гардемаринах", но по-настоящему трогательный, очень точно попадающий в образ. Одесский школьник Сергей Емельянов подолгу остается без родителей, пропадающих в командировках, и самые близкие отношения в семье у него с бабушкой, которая и понимает его лучше всех. Есть друг Антон, скромник, спортсмен и заика - сам Сергей предпочитает петь под гитару Булата Окуджаву, что, надо полагать, в глазах и сценариста, и режиссера характеризует его с наипрекраснейшей стороны (любимая песня бабушки - "Девочка плачет..."), ну допустим, по меркам 1978 года Окуджава и впрямь эталон вкуса и атрибут т.н. "честного человека", а старшеклассник Сергей как раз пытается честно разобраться в себе. В первой серии ему нравится одна девочка, но неожиданно он сближается с другой - смешная Тося ходит в дурацкой меховой шапке-ушанке, оказывается, чтоб прикрыть мокрые после бассейна волосы, потому что она, как и Антон, плавает в бассейне, хотя с детства страдала астмой, и только благодаря спорту укрепила здоровье, чем подала опять-таки хороший пример товарищам. Ко второй серии вроде бы, пока прежняя пассия предпочла "образцового" во всех смыслах парня, дружеские отношения между Сергеем, Тосей и Антоном развиваются, но и продолжительная и почти эротичная (Сергей, купаясь в море, плавки потерял) пляжная сцена выпадает из системы событий, и общим планам о поездке героев в Ленинград не суждено состояться ввиду иного поворота сюжета.

Сколь ни вольно ведет себя с родителями Сергей, предпочитая общество бабульки-резвушки, но и мать, и отец-фронтовик (Анатолий Ромашин) для него остаются авторитетами. Вдруг, пока те убывают в очередную командировку, случайно прочитанное по ошибке письмо заставляет Сергея прийти к незнакомой женщине, которая оказывается бывшей женой отца, типичной героиней Марины Нееловой той поры - инфантильной, нервной, прекраснодушной бессеребренницей, подвижницей, праведницей. У Нины Георгиевны есть сын Шурка, но не родной, приемный, взятый в конце войны, и ни с того ни сего объявившиеся настоящие родители зовут парня к себе - без того трудная, хлопотная жизнь героини в коммуналке осложняется еще и этим обстоятельствам. А от соседки жабы, вредной старухи, наследницы бывших владельцев всей квартиры, Сергей узнает предысторию своей семьи: отец прижил сына в длительной командировке от другой женщины, Нина Георгиевна, узнав об этом, решительно с ним развелась, а с другом, который сообщил ей правду, отец больше не общался, сочтя того предателем.

С точки зрения норм сюжетосложения и правда искусственная, чересчур навороченная, бессвязная и нестройная история, однако линии первой части косвенно все-таки пересекаются с номинально "основным" сюжетом, касающимся невзначай раскрывшейся тайны. После многих лет Нина Георгиевна все-таки приходит к бывшей свекрови ("а шарик вернулся..."), которая, выясняется, ее не забыла и очень переживала из-за развода сына; приводит Сергей в дом и Тосю - тоже к бабушке. Зато отсутствующих родителей на теплоходе встречать, что они задумали в качестве подарка-сюрприза сыну, не собирается - и к финалу остается на перепутье, в раздумьях, но подразумевается, определившись в главном и на основные вопросы для себя ответив. Так что по драматургии фильму, в общем, "зачет", но еще сильнее постоянно удивляет уровень культуры и мастерства кино того периода пускай и не в вершинных, не в шедевральных его проявлениях: как сыграно, снято - придираться можно по существу, по содержанию, а стилистически - близко к совершенству.

То же касается саундтрека - Эрнест Штейнберг указан в титрах не композитором, но ответственным за "музыкальное оформление", и действительно, мелодические темы кажутся смутно знакомыми, хотя на раз и не опознаются; но главное - они разрастаются до интереснейших даже в чисто музыкальном плане джазовых вариаций с виртуозными фортепианными соло, пока идут в картине лихо смонтированные эпизоды без диалогов (особенно ближе к концу 1-й серии, герой бегает по городу, по школьным лестницам...). Но содержательно "Фотографии на стене" укладываются в широкую линию подростковых фильмов 1970-х-1980-х, не столько для, сколько про подростков, а на аудиторию рассчитанных в большей степени взрослую, будь то "Когда я стану великаном" или "Ключ без права передачи", где в центре - маленький интеллигент, декламирующий ли Хармса (подобно "капитану" Копейкину ефремовского из фильма Инессы Туманян), распевающий ли (как в данном случае) Окуджаву под гитарку, с которым соответствующего сорта зрителю так удобно, приятно (они же и умные, и милые, и вместе с тем, юные, симпатичные... не то что персонажи Владимира Симонова в "Стране ОЗ" или в "Домашнем аресте" - настоящие русские интеллигенты...) себя ассоциировать, умеют жить "красиво, но достойно".

Однако один мотив "Фотографий на стене" получает неожиданную реактуализацию. В первой серии герой с мамой и папой возвращаются из кино с "Летят журавли", сын и мать в потрясении, а отец смущен и настроен скептически: дескать, спекуляция, трудно рассказать о том, как работают или любят, но если поставить фоном войну... - и его мысли сегодня звучат резко, точно, вызывающе. Однако позднее, когда сын в разговоре с друзьями, Антоном и Тосей, их повторяет, с отцовского голоса воспроизводит, он неожиданно наталкивается на сопротивление ровесников - внятно объяснить, что с подобным взглядом на фильмы про войну "не так", они не могут, но возражают решительно. И во второй серии выясняется, что отец-фронтовик пусть не на войне, а впоследствии в мирной жизни повел-то себя... как предатель, втайне от жены прижил на стороне ребенка, да еще обидел друга, который его в глазах супруги изобличил! Как говорил чеховский персонаж, кто изменяет жене или мужу - тот, значит, неверный человек, тот может изменить и отечеству!

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments