Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

Машенька своей мечты: "Девушка и смерть" В.Печейкина, реж. Максим Диденко

Про судьбу Валентины Караваевой в новейшее время первым вспомнил Юрий Бутусов, посвятив ей свой "опус магнум", выдающийся и до сих пор идущий в репертуаре "Сатирикона" спектакль "Чайка", который кто-то смотрит десятки раз, а я, не успевая, хожу раз или в два года, не устаю им восхищаться. И хотя прямого отношения бутусовская, а подавно чеховская "Чайка" не имеет к реальной советской актрисе, которая благодаря фильму "Машенька" прославилась и получила Сталинскую премию, но потом из-за аварии и травмы лица надолго почти выпала из профессии, тем не менее вышла замуж, да еще за иностранца, однако вернулась в СССР, дублировала импортные картины, а не довольствуясь ролью закадрового голоса, у себя дома перед любительской кинокамерой проигрывала в одиночестве любимые пьесы, и особенно как раз "Чайку", постепенно сходя с ума - Юрий Бутусов, кажется, гораздо дальше продвинулся в осмыслении (а через осмысление - в погружении, в со-проживании, если угодно) сути того явления, которое в "Девушке и смерти" Максим Диденко вроде бы описано и конкретнее, и подробнее.

На сцене куб-трансформер - технически все сделано не настолько изощренно, как в некоторых аналогах "подороже" (ближайший - "Гамлет-коллаж" Робера Лепажа), но занятно: онлайн-трансляция создает некий параллельный мир, фантастический, вычурный, и вместе с тем не отрывается полностью (как иногда бывает в очень уж "передовых" театральных постановках, где актеры полностью скрыты от глаз, а публика довольствуется видеоизображением) от "живого плана"; получается такое немножко ретро-... немножко футуро- стилизованное "эстетское" кино, хамдамовского типа "Валя КараваеФФ". В кубе двое: Алиса Хазанова - за Валентину, она же Машенька из одноименного фильма-лауреата 1942 года, она же Эмилия из последней картины, где Караваева снималась, "Обыкновенного чуда" Эраста Гарина, она же, понятно, Нина Заречная; Алексей Розин - ее партнер, выступающий как "режиссер" этого "фильма", заодно подыгрывающий в сценках, воплощающий и мужа, и, конечно, Смерть.

Вот со Смертью все, по-моему, гораздо хуже, чем с Девушкой (при том что артистические дарования Алисы Хазановой можно было бы обсудить отдельно и она к тому не раз давала поводы). Алексей Розин - актер мощный и достаточно опытный, то, что он делает - и драматически, и пластически - самодостаточно и весьма эффектно... Зачем же еще все проговаривать вслух, да еще по многу раз, пережевывая сюжет "Машеньки", а именно на "Машеньке", даже не на "Чайке", замкнута драматургия спектакля? Наиболее уязвимая составляющая проекта - пьеса Валерочки Печейкина, и я бы сказал, что не столько плоха пьеса сама по себе (правда, бывают и получше, и даже у Печейкина), сколько в принципе слова, текст, который в заданном Диденко формате лишний, избыточный, отвлекающий (вопрос героини "откуда столько воды?" с какого-то момента заставляет подавить смешок - "воды" в пьесе на самом деле много). В "Идиоте" - для меня это одна из вершин театра Максима Диденко - есть один прозаический монолог и один вокальный номер (на текст Пушкина, непосредственно взятый из романа Достоевского, то есть не вставной, не произвольный, не случайный), остальное рассказано и показано невербальными средствами:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3267605.html

В "Девушке и смерти" тоже есть монолог, поданный через мелодекламацию актрисы - "Люди, львы, орлы и куропатки...", сочинение Константин Гаврилыча, разбитое на куски, прошивающее композицию спектакля точным лейтмотивом, задающим действию смысловой камертон. И есть отдельные исключительно удачные, на мой взгляд, режиссерско-драматургические находки - вроде того, что у поминального стола, опрокидывая рюмку за рюмкой, прикрытые кусками черного хлеба, героиня и ее фантасмагорический партнер ведут беседу, в котором Розин говорит репликами Алеши из "Машеньки", а Хазанова отвечает ему Эмилией из "Обыкновенного чуда", то есть соединяются в одном диалоге последняя киношная роль актрисы с условно "первой" (ну по крайней мере главной, "звездной", максимально успешной). Остальное хорошо было бы перевести в пантомиму, что Диденко умеет делать.

Как ни странно, но даже в пластико-акробатическом формате Алексей Розин дает фору Алисе Хазановой с ее балетным прошлым - упражнения Розина внутри видео-куба, на его стенах и поверхности неплохо смотрятся и без всякой видеообработки, когда артист остается доступен взгляду (иногда пропадает за кубом - можно считать, вспомнив еще одну пьесу Валерочки Печейкина, что уходит "молиться боженьке"). Хазанова же произносит текст, иллюстрируя его нехитрыми движениями, никчемными этюдами... Наиболее продвинутые опознали в нынешний композиции присутствие элементов "Распада атома", который Алиса Хазанова показывала в Перми - но Пермь далеко, а мне далеко до продвинутых, мое "цитатное поле" ограничено чеховской "Чайкой", и все-таки мне тоже моментами становилось муторно от бесконечного речевого однообразия. Все и показано, и рассказано, и не по разу повторено на протяжении часа с копейками - будь даже печейкинский текст редкостным литературным шедевром, столько слов для реализации исходной идеи не потребовалось. Как это вышло, скажем, с "Двумя комнатами" в "Гоголь-центре", отчасти по формату близкой постановке (только там больше сделана ставка на живой план, а не на видео), когда от текста Евгения Казачкова остались рожки да ножки, но, ничего не потеряв содержательно, выиграл спектакль и, в конечном стало быть итоге, пьеса тоже:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3953072.html

А тут когда Алиса Хазанова в очередной раз пытается добиться от партнера, кто он такой, уж не Смерть ли... не того рода сочувствие возникает к героине, на которое рассчитывали авторы - уже до любого дошло, всякий догадался, а девушка не понимает.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments