Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Колокольчики и заклинания", компания Bells & Spells, Париж, реж. Виктория Тьере-Чаплин

В отличие от Джеймса Тьере, который населяет свои миры причудливыми фантастическими тварями и насыщает представления диковинными, порой технически сложными примочками, рискованными трюками, да и нарративом не пренебрегает напрочь, другие представители клана Тьере-Чаплин не заморачиваются повествовательностью и ограничиваются "домашними радостями", торгуют "милотой" вразнос, на чем, очевидно, тоже неплохо поднялись. "Колокольчики и заклинания" Виктории Тьере-Чаплин - по обыкновению лирическая, камерная, и весьма лаконичная, на час с копейками (сильно короче обещанных 75 минут) вещица. Сама Виктория появляется лишь на поклонах, но ее с мужем Москва наблюдала в деле ровно десять лет назад в совсем уж пустопорожнем зрелище "Невидимый цирк" -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/1425361.html

- а в "Колокольчиках..." за главную героиню выступает Аурелия Чаплин, тоже вместе с Джейми Мартинесом неоднократно в Москве гастролировавшая, начиная с "Оратории Аурелии":

https://users.livejournal.com/-arlekin-/1440656.html

Здесь, то ли под влиянием брата Джеймса, то ли в силу рудиментарной тяги к драме, все-таки просматривается некая завязка сюжета и "рамочная" конструкция над ней, хотя настолько трудноуловимая, что как в наборе "сделай сам", приходится додумывать за создателей, с позволения сказать, спектакля, слишком многое, и желательно коллективно, в одиночку не справиться.

Я бы, например, принял сперва обстановку первой сцены "Колокольчиков и заклинаний..." за семейную гостиную, сбор нелюбимых родственников... Однако после подсказки до меня дошло, что это скорее общественное место, приемная, но вот очередь, из которой вызывают "следующего" звоном тех самых пресловутых "колокольчиков" - куда, к кому? Сразу на тот свет? к условному доктору, к психологу, к адвокату? или просто в некое фантастическое "ателье воспоминаний"? Так или иначе, благодаря портрету некоего аристократа в генеральском парадном мундире при орденах запускается механизм памяти героини, уже старушки, и сбросив с себя бабулькины ошметки, проломив буквально стену, она, обернувшись молодухой, заново переживает прошлое, причем реальное пополам с воображаемым, привидевшимся в снах.

Собственно, как и любой спектакль Аурелии или какого угодно из нынешних Тьере-Чаплиных, "Колокольчики и заклинания" представляют собой набор пантомимических скетчей (полторы текстовые реплики артисты легко заучили по-русски), номеров-этюдов, фокусов местами занятных, но преимущественно очень уж... простодушных, мягко выражаясь. В основном примочки сводятся к "превращению" одних предметов в других либо "исчезновения"-"возвращения" персонажей, последнее происходит за счет, конечно, неплохой физподготовки артистов, умеющих спрятаться за ширмой или драпировкой "почти незаметно". Тем не менее первые эпизоды "Колокольчиков..." складываются в некую сквозную историю девушки с уголовными замашками, как это назвали бы прежде, "воровки на доверии". Жертвой ее криминального таланта становится как раз тот самый "енарал", любитель отбивать степ и приглашать на танго сомнительных незнакомок - он ее приводит к себе, а та, улучив минуту, торопится спереть пошловатый винтажный абажур с лампы, используя его заместо шляпки; и заодно прихватывает веер (привет "Оратории Аурелии", где веер играл видную роль?)

Ассоциация "кто шляпку спер, тот и старуху пришил", увы, не срабатывает - намека на жестокость в "Колокольчиках..." и православный садист не разглядел бы, сплошная доброта и благость, от которых лично мне дурно делается. При том что далее героине удается обобрать магазин готового платья (умеренно-забавные трюки с платьями-трансформерами - конструкции тоже простые, но мгновенные "переодевания" кого-то, вероятно, способны поразить...). Порой из предметов возникают зооморфные фигурки - особенно эффектно животное, составленное из вешалок, которое героине, уезжая за кулисы, удается оседлать. После еще ряда эпизодов воровку/клептоманку отчего-то - признаться, не уловил точку "нравственного переворота" - посещает раскаяние... Но под конец усмотреть в персонаже того же Джейми Мартинеса, развешивающем белье, того самого орденоносного генерала-чечеточника, что присутствовал на портрете и затем воплощался, не получается при всем желании: не генеральское это дело - сушить белье. С бельем тоже аттракцион разыгрывается, и тоже на уровне "чудеса из бабушкиного сундука". Так распавшееся повествование обратно в нечто сколько-нибудь связное уже не собирается, а куцый эпилог (девушка опять становится старушкой) формально закольцовывает действо, ни в какую иную плоскость содержательно его не выводя.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments