Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Нэнси" И.Вырыпаева в "Современнике", реж. Иван Вырыпаев, Никита Владимиров

В сравнении с "Иранской конференцией", посвященной номинально исламскому фундаментализму и такой же подстать тематике "фундаментальной", тяжеловесной -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3994541.html

- свежая "Нэнси" (не путать с одноименной пьесой безвестного Пулмена, недолго прожившей в Театре Сатиры), о которой, не в пример "Иранской конференции", прошедшей за два года через стадии читок, презентаций и т.п., слуху не было до самой премьеры в "Современнике", может показаться милой, легкой, веселой и ненавязчивой. В действительности Вырыпаев, конечно, и тут не отказывается от "проповеднического" пафоса, задвигая идеи абстрактной любви (не к ближнему, но как бы вообще к "бытию", теперь только на всякий случай не уточняя, что любить "бытие" следует во всей его полноте, включая Освенцим, ядерную бомбу и Трампа... ну про российские реалии живущий в Польше драматург от греха предпочитает лишний раз промолчать) и попутно изъязвляя сатирой "гнилое западное общество" с его "массовой культурой", "либерализмом", "толерантностью" (что опять же неплохо продается на святой руси...), но расфасовывает привычные свои клише в упаковку на первый взгляд менее замысловатую. Из предыдущих, по единому стандарту - но стоит иметь в виду, что этот стандарт Вырыпаев изобрел сам! и среди ныне здравствующих русскоязычных театральных писателей второго такого нет! - скроенных пьес "Нэнси" ближе всего к "Dreamworks* *Мечтасбывается" -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3346119.html

- и по номинальному, при всей условности, месту действия, и отчасти по набору типажей, и по конструктивным особенностям вплоть до "ударного" пространного монолога, который здесь, правда, отдан не женщине (как в "Мечтасбывается", где с головокружительным "гипнотизирующим" пассажем в спектакле Виктора Рыжакова блистала Инна Сухорецкая), а мужчине (Илья Лыков тоже отлично справляется с формальной актерской задачей и держит нерв текста). В городе Нью-Йорке объявляется - одна среди многих прочих - провинциалка Нэнси-Полина Пахомова, мечтающая о карьере звезды мюзикла, ее под предлогом кастинга домогается продюсер-Илья Лыков, назначая ей свидания с недвусмысленной целью, но дело оборачивается таким образом, что отношения старлетки и матерого самца следуют схеме популярнейшего мюзикла "Красавица и чудовище", хэппи-энд, то есть, предопределен, и морально разложившееся "чудовище" преображается под воздействием светлого чувства. Очевидно, что и фатальный хэппи-энд как жанровая условность, и реалии бродвейской индустрии, и нью-йоркский субстрат - чисто назывные для Вырыпаева явления, примерно как инопланетяне, без которых "Нэнси", что характерно, не обходится: еще одна героиня, Бетти-Дарья Белоусова, мечтала встретить пришельцев, которые увезли бы ее из серой земной жизни - и встретила!

Диалоги в характерном вырыпаевском духе "рада видеть тебя, Томми!-рад видеть тебя, Нэнси!" и т.д. актерам "Современникам", привыкшим к иным стандартам если не качества (в репертуаре театра есть пьесы с диалогами и похлеще, причем написанными на полном серьезе, без тени иронии и замаха на формальную игру), то эстетики, даются порой с трудом и звучат в их исполнении еще более фальшиво, чем предусмотрено "двойными планами" пьесы, да и пьеса, в кои-то веки конструктивно простоватая, "двойственности", двусмысленности вырыпаевской ее конструкция не выдерживает. Как режиссер Вырыпаев привычный ему "минимализм" старается соединить с форматом "мюзикла", пародируя еще и эти жанровые штампы - в результате танцевальные и вокальные интермедии (композитор Андрей Самсонов, хореограф Наталья Шурганова) выглядят куда более убого, чем, к примеру, фонограммные куплеты и переплясы в детском спектакле "Кентервильское привидение" на Малой Бронной. С одной стороны, Вырыпаев в идеале стремится сделать собственный текст главным героем, а номинальных персонажей свести к функциям, к фикциям - для чего ему годится компьютерная абстракция на заднике и выставленные в ровный ряд стулья для просто и стильно одетых исполнителей (сценограф Юрий Милютин, костюмы Анны Хрусталевой); с другой, разбавляя "читку" пародийными вставными номерами, он, наверное, рассчитывая использовать их как отвлекающий маневр, как психологический "крючок", чем разваливает ту структуру, которую выстраивал.

Итого: "Нэнси", эксплуатирующая формы мюзикла и стендап-комеди, продолжительностью час двадцать без перерыва, оставляет впечатление более тягостное, чем "Иранская конференция", которая длиннее почти в два раза и где режиссер считает нужным выходить перед началом к зрителю в увещеванием, дескать, это не просто спектакль, это акция, требующая работы и от публики... "Нэнси" ничего ни от кого как будто не требует - тем не менее Вырыпаев остается Вырыпаевым, просто здесь его требования не обоснованы художественно, а про идеологию, которую Вырыпаев продвигает, уже нет сил говорить и думать.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments