Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Братья Гримм" реж. Т.Гиллиам

Терри Гиллиам - режиссер, безусловно, гениальный по умению синтезировать разноплановые реальности - физические, пространственные и временные ("Двенадцать обезьян" и "Страх и ненависть в Лас-Вегасе" в этом смысле - кино образцовое). Однако ролик "Братьев Гримм", который уже несколько недель крутится в кинотеатрах перед сеансами, оптимизма не внушал: вспоминались старые чехословацкие фильмы для детей, безусловно, очень милые, но только как ностальгическое ретро. К счастью, тут - ничего подобного.

Хотя фишка с миксом-страшилкой из разнообразных фольклорных образов, нанизанных на сюжет о попытке раскрыть и победить их сверхъестественную природу, тоже не раз отрабатывалась - от "Охотников за привидениями" до "Красной руки, черной простыни, зеленых пальцев" Эдуарда Успенского. Вот и братья Гримм, ученые-неудачники, промышляют обманом недалеких жителей немецких деревень, сначала запугивая их подставной нечистью, а потом за соответствующее вознаграждение одолевая "колдовство". Пока бравый французский генерал, ярый рационалист, не схватит их и не отправит на поиски "конкурирующей фирмы", разыгрывающей в одном из селений сказку о похищении девочек в лесу. Братья скоро поймут, что это не розыгрыш - в отличие от француза, который в результате так и погибнет, не отказываясь от своих просветительских заблуждений.

Мэтт Дэймон (Вильгельм) - умница, очень талантливый. Хит Леджер (Якоб) перевоплощается в своего героя на уровне старых мхатовских мастеров (впрочем, он и в самом деле прежде всего театральный актер с академической выучкой). Волшебная во всех смыслах Моника Белуччи - она играет Королеву Зеркал, точнее, отражение (сама королева владеет заклятием вечной жизни - но не вечной молодости, и 500 лет, что она провела в башне, ее, прямо скажем, не пощадили); спрашивает "Кто на свете всех милее?" - хотя чего тут спрашивать, и так понятно, что она. По-барочному избыточный мир сказочных символов: вороны, гуси, волки-оборотни, красные шапочки,ходящие деревья, башня без дверей, мультяшный имбирный человечек, из грязи, но с бегающими глазками. Эпизоды комедийные (поцелуй бабушки-жабы) и даже откровенно травестийные (братья Гримм, переодетые Золушками) перемежаются со сценами драматическими (встреча Анжелики с завороженным отцом-оборотнем, или моменты, связанные с символом-лейтмотивом фильма, волшебными бобами). Впрочем, чудесное и бытовое перепутаны Гиллиамом так, что ни одной секунды не ясно до конца, смеяться надо над происходящим или пугаться. Особенно если учесть, что реальный быт конца 18 века (действие происходит в 1796 году в оккупированной наполеоновскими войсками Германии) по антуражу ближе к древним сказкам, чем к реальности 21 века. Конечно, если принимать все чудеса за чистую монету - можно и помешаться, как та деревенская старуха, от которой в фильме все шарахаются. Но фанатичный картезианский рационализм тоже до добра не доводит - просвещенный французский генерал в картине - единственная до конца фарсовая фигура (он чем-то напоминает героев "Астерикса и Обеликса", но лишен их положительного обаяния), мятежный романтический германский дух (как символическая условность, разумеется) Гиллиаму явно милее, как бы иронично он не играл с порожденными им образами.

Это как с "чудесными" бобами, которые в первой сцене фильма какой-то проходимец всучил маленькому Якобу в обмен на деньги за проданную ради больной матери корову - обман, конечно, причем жестокий и бесстыдный, но вдруг они и правда - волшебные?

"Сказка происходит сейчас, наяву. Мы можем придумать ей счастливый конец".

"Правда намного страшнее любого вымысла".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments