Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

идеальные мужья и жены: "Содержанки" реж. Константин Богомолов

Спектакли, а в особенности богомоловские, я стараюсь смотреть до премьеры, а с сериалами у меня так не получается, и "Содержанок" я, освоив первую серию практически одновременно с основной аудиторией, досматривал, наверное, последним. Причем до 4-5 серии просто следил за развитием сюжета и за актерскими работами, с оглядкой уже на имеющиеся отзывы отмечая сходства, а также и различия, но так или иначе сопоставляя проект с ближайшими аналогами -

"Садовым кольцом":

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3828145.html

"Обычной женщиной":

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3907201.html

"Звоните ДиКаприо":

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3922615.html

К середине до меня дошло, что "Содержанки" - принципиально иного рода вещь, и даже не в плане лучше или хуже того же "Садового кольца", просто их невозможно оценивать, да и просто воспринимать в том контексте, который навязывает инерция массового (ну насколько у интернет-проекта он массовый...) зрителя, тут контекст другой. Отсюда и смещенная оптика взгляда, отсюда и нелепые претензии к авторам, прежде всего к режиссеру, а также и к актерам, в "нереалистичности", "недостоверности", "неубедительности" и т.п. , а также и по поводу обрывочной, скомканной криминальной линии сюжета. С "Содержанками" - что, в общем, предсказуемо - случилось примерно то же, что с "Триумфом времени и бесчувствия": публика, которая смотрит сериалы, да и кино, равно и публика, которая слушает оперу, за редким исключением не ходит в драматический театр и уж точно не в курсе того, что в драматическом театре делает Константин Богомолов. Для сериальной аудитории, как и для музыкальной (в особенности из числа тех, кто причислен или сам себя причисляет к т.н. "профессионалам", к "экспертам") "Содержанки", как годом ранее "Триумф времени и бесчувствия", стали, по большому счету, первой встречей с Богомоловым - естественно, популярное имя к проекту досужее внимание изначально привлекло (на что имелся, вероятно, продюсерский расчет), однако, с одной стороны, неготовность, а с другой, предубеждения, основанные на расхожих репутационных (во многом еще и устаревших) о том, кто такой Богомолов и чем он занимается, для многих стали барьером непреодолимым.

По моему же собственному наблюдению "Содержанки" органично вырастают из богомоловского театра, и хотя в чем-то Богомолов использует специфику кинематографической выразительности, эксплуатирует сериальный формат, в проекте немало от спектаклей Богомолова, причем от спектаклей, сделанных в эстетике, которую Богомолов в своем театральном творчестве давно освоил, преодолел и ушел сильно вперед, ну или, если угодно, в сторону; "Содержанки" в ином формате и на новом уровне позволяет ему отчасти вернуться к тому, что вроде бы уже и было реализовано в "Идеальном муже" -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3984425.html

- затем в "Карамазовых" -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3992286.html

- отчасти в "Мушкетерах" -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3445855.html

и даже в "Князе" -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3448815.html

- но уже через опыт "Сентрал парка" -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3819081.html

- "Мужей и жен" -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3812536.html

ну и, безусловно - "Трех сестер" -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3970600.html

Вообще-то Вуди Аллен по поводу "Содержанок" вспоминается даже и без особой привязки к эстетическому театральному контексту. Сценарий, соавторство в котором Богомолова обозначено лишь как "при участии", хотя, подобно "Обычной женщине" или "Садовому кольцу", и завязан на криминальной тайне, весь состоит не столько из детективных, сколько мелодраматических, а точнее, водевильных перипетий, коль скоро в "Содержанках" все друг другу со всеми изменяют, нет верных мужей, жен, любовниц, даже содержанок... Но парадокс в том, что герои "Садового кольца" - "Обычной женщины", "Звоните ДиКаприо", далее везде вплоть до "Частицы Вселенной" (казалось бы, материал совершенно иного тематического плана...) -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3881926.html

- несмотря на взаимную усталость, иногда отвращение, доходящее до остервенения, все-таки связаны неразрывно, их общность прочна, даже ненависть не может ее разрушить. А персонажи "Содержанок" по-настоящему привязаны только к своему образу жизни, но ни к кому персонально, ни к супругам, ни к любовницам, ни, в общем-то, к родителям. Из театральных работ Богомолова подобный расклад наиболее наглядно присутствует в двух его постановках по Вуди Аллену, "Сентрал Парке" и "Мужьях и женах", где исходная комедия положений доводится до драмы отчуждения чуть ли не бергмановского типа, к чему, кстати, всю жизнь стремился Вуди Аллен, комплексуя в отношении Бергмана, но к чему Богомолов посредством его пьесы и сценария пришел быстрее, легче, органичнее, а в чем-то и дальше Бергмана забрался: у Бергмана вскрывается отсутствие подлинной близости между супругами - но на контрасте обязательно демонстрируется, подчеркивается близость кровных родственников; у Богомолова сексуальная, супружеская и кровно-родственная связь практически одинаково фиктивны, ничего не стоят и ничего героям его историй не дают. В "Содержанках" этот мотив за всеми мелодраматическими поворотами фабулы, которая, разумеется, создателями сериала сколько-то отрабатывается, но увлекает их как будто даже меньше, чем расследование убийства и подавно сатира на московский политическо-олигархическо-культурный "бомонд" (упираться в "социалку" - значит, совсем уж мимо сути смотреть), не сразу - после "затравки" первых 2-3 серий - выходит на первый план.

Забавно проследить, как часто в названиях спектаклей Константина Богомолова встречаются указания на семейно-родственные узы, начиная с "Женитьбы Фигаро", заканчивая "Тремя сестрами", и между ними "Старший сын", "Отцы и дети", "Идеальный муж", "Мужья и жены"; стоит упомянуть еще и "Карамазовых", которые в достоевском оригинале, как ни крути, "братья"... - совпадения, положим, необязательные, даже курьезные, но не пренебрегать же очевидным. В "Содержанках" (а тоже ведь, если разобраться, с долей условности указание на "родственную" связь... только ненастоящую, фальшивую) после того, как происходит убийство в туалете дорогого ресторана, сюжет, вовлекая или выбрасывая на обочину тех или иных персонажей, замыкается на несколько семей, супружеских пар: Глеб и Алиса Ольховские, Игорь и Людмила Долгачевы, Алексей и Елена Широковы, наконец, Никита Лисин и его невеста, с какого-то момента жена Ульяна. Социальные статусы у них разные: Долгачев - правительственный чиновник, Ольховский - крупный бизнесмен, Лисин - его адвокат, Широков - учитель литературы в школе, но все они, включая новобрачных Лисиных, одно название что "мужья и жены". Едва лишь содержанку-любовницу Долгачева находят мертвой, ее заменяет, приложив к тому минимум собственных усилий, приехавшая к ней в гости подруга Даша, искусствовед из Саратова, тоже, между прочим, замужняя, а мужа сдает ментам, и тот, арестованный по подозрению в убийстве, которого явно не совершал, покончит с собой. Жена Долгачева тем временем утешается с незадачливым, тоже их провинции приехавшим актером Кириллом, Киром, который до того встречался и с женой Ольховского, и с любовницей Долгачева. Ольховский, в свою очередь, будто бы раздосадованный вскрывшейся изменой жены, сходу заводит роман с Леной Широковой, полицейским следователем, у которой связь с сослуживцем по отделению... Смена позиций и развитие событий происходит не в сериальном, "мыльном", а в водевильном, ускоренном режиме (Никита Лисин убегает вместе с Алисой, оставив на незавершившемся свадебном банкете молодую жену - самый показательный пример), и даже если "участие" Богомолова в создании сценария ограничивалось отдельными диалогами и эпизодами (есть моменты, очень явственно выдающие его авторство), эти детали, эти реплики вряд ли носят самодостаточный характер, добавляют действию "серьезности" или, наоборот, "облегчают" его юморными подробностями; важнее их композиционно-стилистическая функция, позволяющая сместить жанровые координаты.

То же и с принципами актерского существования в кадре - исполнители по большей части и здесь у Богомолова проверенные, "свои" - Дарья Мороз, Марина Зудина, Софья Эрнст, Александра Ребенок, Александр Збруев, Сергей Чонишвили, Игорь Гордин, в эпизодах Роза Хайруллина, Кирилл Власов, Павел Ващилин - участвовавшие, многие не раз-не два, а на протяжении долгих лет, в его театральных постановках, использующие этот опыт в сериале, что только с непривычки кажется таким уж оригинальным приемом, ну или (совсем от незнания) можно счесть за недоработку: отстраненность манер как будто роднит эту технику с "пост-драматическим" театром (а отчасти и с артхаусным кино, где подобное то же в моде), но сближает, в противоположность тому, и с "капустником", с эстрадным скетчем, где нарочито "серьезная" мина усиливает саркастический эффект "гэга". Невозможность точно развести одно и другое, отделить "прикол" от "драматического переживания" - и есть фирменная богомоловская "фишка", открытая им и для театра не вдруг, выкристаллизовавшаяся постепенно, начиная, может, с "Отцов и детей", но максимально проявившаяся в "Идеальном муже", после чего Богомолов постепенно от "эстрадной", "прикольной" составляющей отказывался, сводил ее на нет. А в "Содержанках" порой обращается к подобной схеме опять - идут в ход реминисценции к популярным произведениям более или менее массовой культуры от "Вокзала для двоих" до "Адвоката дьявола"; и музыкальное сопровождение режиссер "включает" соответствующее, напоминающее об "Идеальном муже" недвусмысленно: на корпоративе федерального агентства - шансон, на свадьбе амбициозного адвоката - советская ретро-эстрада, ну а на бизнес-презентации... - конечно, Гендель!

Вместе с тем снимались в "Содержанках" и новые для Богомолова актеры, причем не только заведомо близкие по духу, вроде "брусникинцев" Игоря Титова и Петра Скворцова или Семена Штейнберга, Александру Ревенко и Александра Кузнецова из "Гоголь-центра", но и, казалось бы, привыкшие к эстетике, с Богомоловым несовместимой, как Леонид Бичевин или Сергей Бурунов - Богомолов же подходит к ним так же, как в театре, не требуя от исполнителя жестко следовать единому, общему стилю игры, но встраивая любую индивидуальность (а в сравнении, скажем, с Ириной Мирошниченко, сыгравшей в богомоловских "Мушкетерах" королеву Ирину Петровну, любой нормальный актер - "пластилин" да и только!) в собственную конструкцию столь же естественно, как способен взять чуть ли не любую роль на себя (в "Содержанках", правда, скромничает и ограничивается эпизодами, играя медэксперта при ОВД) или задействовать в качестве исполнителей непрофессиональных артистов, но хорошо знакомых людей из привычного окружения (в одной из серий аукционистом выступает Вадим Верник, который когда-то репетировал у Богомолова в несостоявшемся, к сожалению, "Уходе"; в другой гламурную журналистку Ксению сыграла Ксения Собчак...) Понятно, что тематика и антураж "Содержанок" предполагают свою "обязательную" программу - богачи жируют, продажные менты фабрикуют дела и уничтожают невиновных, отмазывая за взятки имущих, а бывший КГБшник в правительстве покрывает и разруливает, поругивая на ходу американцев: чтение передовицы условной "Правды" за семейным завтраком под саундтрек из "Евгения Онегина" - даже чересчур прямолинейный отсыл Богомолова к собственным спектаклям; как и откровенно пародийное начало эпизода ток-шоу "Судя по всему" с Вячеславом Манучаровым-ведущим, где прежде, чем начнут "прессовать" ученицу-клеветницу, обвинившую в домогательствах учителя, мужа Лены Широковой, выступит "Владимир Блютов, внучатый племенник Набокова, упомянув в разговоре мимоходом заодно и Ставрогина. Многосерийный формат, в свою очередь, требует держать аудиторию в напряжении посредством вбросов новых сюжетных линий, и вот уже тихого учителя-"русака" Широкова сперва пытается "соблазнить", затем оклеветать ученица, 11-классница, а ее папа, тоже из "крутых", спешит выставить педагога "педофилом". Ни шатко ни валко, но неуклонно раскручивается и криминальная интрига - отстраненная взяточником-начальником от дела оперативник Широкова, на фоне романа с Ольховским и проблем с мужем расследует убийство неофициально. Но и детектив, и социальная сатира, и комедийно-мелодраматические виражи - элемент формы, стоит за ними все-таки рассмотреть и содержание "Содержанок".

Откровенно говоря, и в "Идеальном муже" ведь за музыкальными пародиями, за гомосексуальной подоплекой пересочиненного уайльдовского сюжета, злободневными социально-политическими хохмами, за интертекстуальными связями, ну также и за криминальной линей сюжета (кто убил Лору Палмер? - вопрос, который Богомолов заново поднял как раз в "Идеальном муже"!) не сразу, могу сказать честно и за себя, получается ощутить то простое и подлинное, что пробивается в богомоловских театральных постановках через условность, через гротеск, через трэш-антураж и интеллектуальные подтексты. Дальше в его спектаклях все чаще будет появляется герой, выделяющийся - как и актер из ансамбля - из общего ряда, и несущий в себе эту "подлинность": Митенька Карамазов-Филипп Янковский, Чебутыкин-Александр Семчев... в АЙ ФАКе уже два главных героя, Порфирий-Игорь Миркурбанов и Мара-Дарья Мороз, пройдут сходный путь от виртуальных функций к своего рода "вочеловечиванию". В "Содержанках" почти каждый исполнитель, включая даже Софью Эрнст с ее совсем уж гнусной, отвязно-бессовестной самозванной "галеристкой", следует от серии к серии тем же путем (ну есть исключения - фигуры второго плана: это тесть Долгачева-Александр Збруев, это начальник ОВД Борис Маркович-Игорь Гордин, которые "второго плана" заведомо не предполагают; как и "простодушный" муж Даши из Саратова, ни за что пропавший, горло себе вскрывший с отчаяния персонаж Игоря Титова), однако и на уровне сценария заложено, и актерски просто потрясающе реализована такая сложность, многосоставность образа Александром Кузнецовым, хотя публика-то, понятно, в первую очередь ведется на его голую задницу... - ну, допустим, стоит отдать должное и заднице. Однако роль-то до чего невыигрышная: ладно бы "мальчик по вызову", все-таки высокооплачиваемый, дело житейское: но 25-летний несостоятельный, никому не нужный актер из городка, который даже в беседе с такой же саратовской "содержанкой" упомянуть неловко... уж не из села ли Родного?! Стыдоба... И все-таки, мне сдается, как ни у кого из героев "Содержанок" у кузнецовского Кира, этой бляди в штанах, которого и показывают то больше всех раздетым, сохранилась - может, потому, что в зачатке, не возникало случая проявиться - "живая душа", которой у остальных не осталось, да и не было; искать в "Содержанках" аналог героям из спектаклей Богомолова, эмоционально не убитым, не мертвым, не покончившим собой - так кроме как в Кире, думается, не найдешь, хотя бы на перспективу, когда последует продолжение, если оно, согласно обещаниям, последует.

Второй сезон анонсируется, как я понимаю, с другим режиссером. А к финалу восьмой серии первого сезона номинально главные "содержанки" Кир и Даша у очередного гроба (формат выдержан и "Содержанки", подобно "Обычной женщине", заканчиваются свежим трупом - мертвой найдена Алиса Ольховская, подозревается муж, но уволившаяся из органов Лена с сыном-подростом все равно принимает предложение Ольховского о совместном отдыхе...) глядят на окружающих и друг на друга победителями, сумевшими "подняться" в столице, не разбирая средств. Только видеть в том "бичевание нравов" или "моральный урок", сатиру или психологическую драму, тем более притчу - значит, по-моему, вообще не понимать, что посмотрел. Особенно если сравнить - вот самый свежий образец - с "Воскресеньем" Светланы Проскуриной, где вроде бы та же Александра Ребенок (героиня которой у Богомолова в "Содержанках" сперва кажется лесбиянкой, а не деле выходит агентом, поставляющим информацию старому гэбисту...) в сходной внешне манере играет изменницу-жену, любовницу служащего при солидной должности, и где как будто ровно тот же изображается мир продажных и неверных чиновников и бизнесменов: разница бросается в глаза:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/4006416.html

Мир "Содержанок" - это минимум натуры, хотя бы и городской; почти весь он замкнут в крикливо-роскошных, зеркально-позолоченных интерьерах, которые даже если найдены и подобраны, а не созданы специально под проект, все равно будто сочинены и обставлены постоянным богомоловским художником-соавтором Ларисой Ломакиной (сама она мелькнет на мгновение в кадре сотрудницей похоронной службы, кладущей цветы в гроб Алисы) и так же специфически подсвечены: искусственный, чуть ли не инфернальный, безжизненный мир; населяют его кровососы, кубышки, липучки и всякое мудло; и под лицами как бы "реалистических" сериальных персонажей проступают типажи спектаклей Богомолова, необязательно в исполнении одних и те же актеров на сцене и в кино, но вполне узнаваемые, от Роберта и Гертруды Терновых до "скотских ментов", от Мэйбла до Дартаняна; а вот уже за этими, в свою очередь, театральными масками, что самое любопытное, удивительное - универсальные и подлинные человеческие эмоции, боль, страх, желание... и невозможность желание реализовать, боль избыть, страх одолеть. При таком взгляде уже не столь существенно, будут ли расследованы сперва одно, затем второе убийство и накажут ли виновников - для порядку зрителям сообщается, будто любовницу мужа "заказала" всесильному отцу жена Долгачева, героиня Зудиной, и намекается, что смерть Алисы, вероятно, подстроена ее мужем Ольховским, но может открыться (или не открыться), что все иначе. Окончательный же вердикт касательно всех персонажей без исключения - это, как у Гертруды Терновой в "Идеальном муже", 32 года без любви, ну или у кого сколько, в общем, бесконечно долго.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments