Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Молодость" ("Месяц в деревне") И.Тургенева, Тюменский театр драмы, реж. Данил Чащин

По добротности декораций и вообще по картинке сходу недолго предположить, будто спектакль привезли из Цюриха, а не из Тюмени: двухэтажная "ячеистая" конструкция, впрочем - общее место современной сценографии, и аналогичным образом можно охарактеризовать решение спектакля в целом. Однако узконаправленный взгляд режиссера на пьесу, который многих покоробил и оттолкнул, лично в меня до некоторой степени "попал" содержательно, так что при всей эстетической вторичности постановка до некоторой степени впечатление на меня произвела.

Тургеневские герои переехали в медицинский центр гериатрического профиля - прибавили годов им режиссер с драматургом (если, помимо Тургенева, конечно, таковой отдельно от режиссера имеется, в аннотации я упоминаний о нем не обнаружил, но как правило в подобных постановках без "драматурга" сверх автора пьесы-первоисточника не обходится). Наталья Петровна - дебелая бабища, и Верочке в белых шортиках не конкурентка, вроде бы, однако Беляев (образ, подвергшийся наибольшей трансформации) тоже не лыком шит, словами Тургенева он говорит о себе, что "морочить голову богатым женщинам и молодым девушкам не мое дело", а между прочим тем лишь и занят, да ладно б только голову, на Наталью Петровну виды у студента, обернувшегося спортивным тренером, по совместительству массовиком-затейником (с замашками героя комиксов - то-то и костюмы меняет с суперменского на бэтменский) и заодно ди-джеем, виды вполне конкретные, и не так уж он юн, не так уж свеж, видно, что бывалый, опытный.

Большенцов из нелепого, но безобидного перезрелого уродца тоже превратился в старого извращенца-садиста, шортами и розовой бейсболкой мутация не ограничивается, впридачу к ним у него в кармане... наручники, хотя и тоже пушисто-розовые: когда Вера в отчаянии согласиться с подачи Шпигельского открыться его грязным - буквально, Большенцов полуголый вылезет из грязевой ванны, обмазанный весь - притязаниям, то наручники пойдут в ход, после чего вконец разочарованная героиня попытается натянуть себе на голову полиэтиленовый пакет. Неблагостна и развязка линии Ракитина - муж Натальи Петровны человек по всему "авторитетный", шестерка в трениках и с дубинкой при нем, так что Ракитина выводят в березовый лес, пистолетом угрожают - впрочем, Аркадий его не убивает, зато отходит сам и, подобно чеховскому Иванову, судя по хлопку из-за кулис, "застреливается".

Нельзя не признать, что "Молодость" - спектакль зрелищный, как нельзя не отметить, что зрелищность эта соответствует расхожим стандартам "современной постановки", в первую очередь вспоминается кулябинский "Иванов" в Театре Наций -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3491320.html

- но в "Молодости" адаптирован аккуратнее текст, без анекдотических неувязок, и сокращения сделаны решительно, целесообразно, достаточно вдумчиво (получилось уложиться в два часа без антракта!). Вместе с тем налицо и пресловутая "симультанность", и популистская синхробуффонада с ретро-шлягерами: основу репертуара санаторной дискотеки (за пультом диджей Беляев) составляют песни "Модерн Токинг", которые давно уже не "модерн", а лейтмотивом через спектакль проходит леонтьевский "Полет на дельтаплане", ассоциированный еще и с образом "воздушного змея", который Беляев - Верочка его так и прозвала, Алексей Дельтапланович - запускает со своим воспитанником по пьесе. Забавно, что только что в совершенно иного формата спектакле "ДиДжей Павел" Дмитрия Волкострелова трек-лист пьесы Павла Пряжко тоже показательно включал себя и "Полет на дельтаплане" Валерия Леонтьева, и "Воздушного змея" Аллы Пугачевой - вряд ли Чащин оглядывался на Пряжко, но совпадение тем не менее примечательное и вряд ли совсем уж случайное, коль скоро оба режиссера, каждый своими методами, но с одной и той же категорией - возрастом (вернее, диалектикой возраста психического и биологического) работают:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3988317.html

Суть концепции Чащина проста до неприличия, но потому и так точна: старики из последних сил цепляются за жизнь и тянутся к молодежи, а молодые этим по возможности, иногда бессознательно, но нередко расчетливо, цинично пользуются. Вероятно, с Гоголем и Чеховым подобные "санаторные процедуры" по очищению текста от смысловой многослойности не прокатили бы, а Тургенев и его, в общем-то, весьма посредственная пьеса выдерживают легко. В "нагрузку" и только что не в насмешку Чащин предлагает на экранах телевизоров в комнатах постояльцев заведения трансляцию "Месяца в деревне" Анатолия Эфроса с Ольгой, соответственно, Яковлевой - и те "кружева", что некогда повергали публику в трепет, сегодня в заданном контексте смотрятся хорошо если милой старой вещицей... Но это хотя бы искусство, которое, что называется, вечно... В реальности же, в биологии, в телесных проявлениях возраста, старения, приближения ну если не сразу к смерти (что может быть и предпочтительнее было бы...), то к немощи, совсем ничего нет умильного, особенно в самом примитивном, но и в самом объективном ее аспекте. Недавно на одной вечеринке за барной стойкой завел я - ну был выпимши, не скрою... - разговор про свои года, а бармен, 26-летний, как выяснилось, мне вдруг спрашивает: "У тебя стоит?" Я, подавившись очередным коктейлем, уточнил и говорю: "в настоящий момент вроде нет.. а что?" - "Ну пока стоит, значит, еще не старый!" - а ведь и в самом деле, просто как выходит! Правда, в спектакле Чащина похотливые, ревнивые, ну или, наоборот, уже импотенты, или сублимирующие с возрастом влечение в занятия совсем уж гнусного свойства вроде сводничества престарелые мужики тоже малосимпатичны, но пожилые тетки "с претензией", западающие на парней - это уже клиника, настоящая катастрофа, а ведь к ним даже барменского "Объективного критерия" для определения возрастных пределов нет, только инстинкты в борьбе с комплексами! Неудивительно, что наиболее последовательно в штыки тюменскую "Молодость" приняла именно женская фракция "просвещенной" московской аудитории.

Если б еще режиссеру хватило вкуса и чувства меры обозначить тему без избыточной навязчивости... Однако буквы от вывески "молодость" показательно свалены в кучу, на грифельной доске мелом начертано (ну будто списано со спектаклей Бутусова!) "курение убивает", и вдогонку вместо стертого "курения" пишется "любовь" (какая уж тут "любовь"... о душе пора думать!). Опять же "Дельтаплан" этот несчастный, дежурный, на любые случаи годный - когда Наталья Петровна, похоже что, подобно Федре-Марии Мироновой из "Золотого колоса" Жолдака (уж не знаю, видел ли Данил Чащин ту постановку...) обезумевшая, да попросту спятившая от неразделенной и нерастраченной страсти, оказывается буквально охвачена огнем (вот тебе и фейерверки, "римские свечи", дошалились...), вокруг нее бегает мальчик с воздушным змеем и снова включается фонограмма "Дельтаплана", и на поклонах тоже... - Рыжая Люда в зале пританцовывала довольная, но это скорее исключение.

Зрелищность и в целом внешняя эффектность постановки, начиная с отдельных деталей (вроде того, что ряженый Беляев под своими обтягивающими костюмами демонстративно проверяет накладные мышцы... и не только мышцы), заканчивая пространством, всей конструкцией декораций (на верхнем этаже - комнаты и холл с экраном, на экране до кучи мелькают постмодерновые коллажи на основе классической живописи вроде Юдифи с головой Олоферна в одной руке и теннисной ракеткой в другой; внизу на поворотном круге - добротно, дотошно выстроенные тренажерные, массажные, процедурные помещения, и в глубине - березовый лес, к финалу превращающийся в обугленные пеньки) срабатывают не на основную идею, а против нее, не заостряют конфликт, но переводят его вместе с "апокалиптическим" финальным апофеозом в формат ролевой игры, аттракциона, аниматорского шоу; снимают, практически на нет сводят трагизм, которым режиссер усердно нагружал мелодраматический сюжет.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments