Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

пыль для лепешек: "Деревня канатоходцев", проект "Открытое пространство", СПб, реж. Яна Тумина

Гора с горой не сходится, а человек с человеком... Не без подозрения отношусь к т.н."магическому реализму", в театре еще больше, чем в литературе, слишком часто он становится последним прибежищем для претенциозного дилетантизма. Но спектакль Яны Туминой и не через край претенциозен, и в плане формы сделан, с какой стороны ни посмотри, складно, даже толика юмора, чего мне обычно в ее постановках не хватает, "Деревне канатоходцев" досталась. И все же притчевая сентиментальность с непременной моралью и не слишком удачные "литературные" потуги на метафоричность, а в этом спектакле Туминой как никогда много текста (вот эта самая "пыль для лепешек" и т.п. - явное подражание классикам жанра...) - не то, что меня лично может потрясти.

Деревня из сочиненной Яной Туминой сказки-аллегории стоит на расколовшейся горе - скалы представлены плоскими кусками дерева, связанными веревками (художник Кира Камалидинова): по сюжету передвигаться от вершины к вершине жителям приходится по канатам, в связи с чем существует древний обычай, согласно которому невеста накануне свадьбы должна после заката пройти канатом над пропастью к жениху, и если успешно достигнет цели, то выйдет замуж, а если упадет, вместо свадьбы устроят похороны и жених станет год носить траур по погибшей: "женщин много, а мужчин мало, их надо беречь... строгий обычай, но мы привыкли". При подобном раскладе, еще и учитывая, что автор-режиссер женщина, пафоса ожидаешь соответствующего, чуть ли не "феминистского", но это где-нибудь в другом месте, а здесь направление мысли как бы "общегуманистическое", то есть преодоление несправедливости, трудности или страдания через любовь предполагается (не самая свежая, но может отчасти и действенная мысль...)

В деревне родились мальчик и девочка, словно изначально друг другу предназначенные, "обрученные", и это их любовная история становится сквозной сюжетной линией, тем "канатом", что соединяет разнородные, даже эклектичные составляющие спектакля - условно-этнографические зарисовки (высокие войлочные шапки, горловое пение), кукольные техники (хотя миниатюрные фигурки в подробностях рассмотреть невозможно - я сидел хоть и на полу, но ближе всех к актерам, и то детали плохо уловил), пластические и визуальные эффекты, игру с предметами (луна-лепешка, камни-котурны, ходули) - в сколько-нибудь связное произведение. Кроме того, параллельная линия выстраивается из "вставных" разговорных интермедий двух птиц, Филина и Орла, выступающих тут в функции масок дель арте (актеры в масках буквально): Орел настаивает, что "все будет хорошо", Филин пессимистично сомневается, но когда "будет хорошо",окажется, что и он то же говорил.

Чего у "Деревни канатоходцев" не отнять - ловко выстроенной диалектики родовых традиций и индивидуальной свободы. Обычай пускать невесту по канату при всей его видимой "поэтичности" откровенно варварский - но архаичный мир, живущий "по закону гор", тем и существует, обычаями, традициями, ритуалами; на ломку их, на модернизацию архаики создатели спектакля (благо архаика здесь не документальная, не аутентичная, но искусственная, авторская, ими же придуманная, рукотворная, стилизованная) не претендуют. Вместе с тем если уж не "феминистский", но "гуманистический" пафос во многом определяет строй спектакля, вплоть до развязки сюжета: когда невеста согласно обычаю пошла по канату к суженому и чуть не оступилась, жених устремился навстречу (не обязанный рисковать собой, добровольно, от избытка чувств-с...), спас девушку, подхватил на плечи и доставил до места. С тех пор и зажила деревня по другому - все стали друг на друге ездить... типа это хорошо! Ну "по картинке" то эффектно смотрится, допустим, фигурка на фигурке - а разобраться... так может и не очень.

Кроме того, в спектакле отдельным антропоморфным персонажем присутствует собственной персоной Смерть - череп-маска, расправляющий тряпичные крылья. Под занавес именно ей отдан и подан как двусмысленный, неоднозначный, выход в финале, смех - мол, лишь кажется людям, что достаточно друг другу навстречу устремиться, и гибель отступит, а смерть же все равно возьмет в итоге свое. Резонная, мудрая "ремарка" - но как и все прочие составляющие постановки, чересчур наивная, чтоб принять ее всерьез, увидеть в ней больше, чем дополнительный элемент стилизационной игры. Ну и не понял я, зачем в полуторачасовом спектакле нужен антракт - технически он не оправдан совершенно, неужели ради того, чтоб "атмосферно" угостить публику "водой из горных источников" с "травяными лепешками" (типа разрезанной на части луной...)? Так я к угощению не стал и подходить - вода хорошо если из бутылки, а не водопровода, и куски лаваша не показались мне достаточно аппетитными, без меня хватило едоков званых и незваных.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments