Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Орландо, Орландо" Г.Ф.Генделя-Г.Прокофьева в "Геликоне", реж. Г.Исаакян, дир. Э.Лоуренс-Кинг

Барочные оперы и оратории, как раз Гендель в первую очередь, теперь постоянно на слуху, можно сколько угодно найти записей и нередко живьем послушать - понятно, что сравнение вряд ли выйдет в пользу осуществленной преимущественно с опорой на собственные силы постановкой "Геликон-оперы", если брать музыкальную сторону дела. К тому же и внутри театра говорят - два состава, особенно исполнители заглавной партии Кирилл Новохатько и Рустам Яваев, что "небо и земля", но за себя скажу, что героические попытки Яваева преодолеть трудности для кастратов предназначенных фиоритур меня по-своему даже растрогали, к тому же и в тему пришлось, в характер героя попало. Женский вокал меня и в этом составе не сильно покоробил, Мария Маскулия просто восхитила, хор также более чем удовлетворил (он вообще у Генделя в "Орландо" не предусмотрен, но для "эпичности" Эндрю Лоуренсом-Кингом к партитуре добавлены хоры из оратории "Израиль в Египте"), но в любом случае "Орландо, Орландо" интересен именно как некое цельное зрелище, как претендующее на злободневность и вместе с тем универсальность театральное высказывание.

На "двойной крепости" названия создатели спектакля настаивают дважды неслучайно. Во-первых, помимо имени героя поэмы Ариосто и оперы Генделя подразумевается американский город, где несколько лет назад произошла бойня в ночном клубе. Во-вторых, из первого исходя, действие в значительной степени к клубной истории привязано, а в клубах, как известно даже тем, кто туда не ходит (я раньше ходил и помню...) отнюдь не Гендель звучит, так что аутентичный Гендель местами замиксован Габриэлем Прокофьевым. Внук моего любимого композитора нередко бывает и выступает в Москве, но почему-то я на его сеты не попадал и нынешняя моя встреча с творчеством Прокофьева-младшего оказалась первой - открытия не случилось, да и вряд ли предполагалось: аккуратная работа электронщика дозированно разбавляет музыкальный ряд, для чего в спектакль введена фигура ди-джея с черепом на спине ветровки, а ему, в свою очередь, обустроена у просцениума вышка с пультом, куда он раза три на протяжении спектакля забирается: молодежь на танцполе (и по верхним галереям зала) то колбасится под электронный микс оркестрового Генделя, то хором "Израиль в Египте" распевает.

В остальном смена локаций внутри спектакля происходит за счет черных кулис, динамично, по-киношному. Орландо - небогатый молодой обитатель городского захолустья, живет в комнате с ободранными стенами и страдает от недостатка внимания, утешаясь компьютерными играми подобно, кстати, инфантильному принцу из прокофьевских "Трех апельсинов", которыми Исаакян когда-то дебютировал на посту руководителя Детского музыкального театра им. Н.Сац:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/2032950.html

На Орландо и таких, как он, давят авторитарные демагоги - отцы, журналисты, священники, политики - все эти ипостаси в одном лице соединяет оперный персонаж Зорастро (готовый даже омыть ему собственноручно ноги в тазу, лишь бы сподвигнуть на террор). Орландо тоскует по Анжелике, но Анжелика (Лидия Светозарова) отдает предпочтение Медоро - эту партию, в отличие от заглавной, исполняет не контртенор, а меццо-сопрано (и Мария Маскулия в ансамбле однозначно лучше всех!), что как бы "традиционно" (если понимать под таковым традиции, сложившиеся в 19-20 вв., а не изначально присущие эпохе барокко), но персонажу, насколько я понимаю, в спектакле изменили пол и, следовательно, ориентацию на т.н. "нетрадиционную". Что тоже любопытно - "Геликон-опера" не детский театр, тут подобные трансформации уместны или как минимум допустимы. Получается, стало быть, что Анжелика и Медоро - лесбийская пара, мало того, мигрантка-мусульманка Доринда (Елена Семенова), работающая в клубе, где встречаются Медоро с Анжеликой, тоже влюблена в первого, то есть в первую, и значит, вырисовывается однополый, чисто женский треугольник, к которому Орландо и близко хода нет, то-то он и мается, а еще Зорастро (Александр Киселев) "авторитарно" ему капает на мозг!

Неудивительно, что заканчивается "неистовство" Орландо побоищем - сперва герой только в телевизор стрелял, а потом, опять схватившись за пистолет и заодно автомат где-то раздобыв, в клубе убивает всех, включая вышеупомянутого ди-джея на вышке за пультом. Стоит, правда, оглядываясь на реальную подоплеку событий, иметь в виду, что заведение в Орландо, послужившее объектом теракта, было гей-клубом, и мотивы нападавшего вели соответствующие; в московском же спектакле, несмотря на основную, вполне этому обстоятельству соответствующую сюжетную конфигурацию, статус клуба не подчеркивается ни номинально, ни особыми внешними приметами; проповедником Зорастро оборачивается протестантским, монашки его сопровождают католические, Доринда приводит своих мусульманских головорезов - из чего логически следует, будто лишь православная толерантность спасет мир, а все случившееся в Орландо проходит по разряду "их нравы"...; ну и кроме прочего, воинствующий "гомофоб", поющий неустойчивым контртенором, выглядит как минимум двусмысленно... хотя чего не бывает! Впрочем, и социально-политическая, и экзистенциальная проблематика в спектакле проходит фоном субъективных, лирических переживаний заглавного героя, который, подвергаясь психическому насилию агрессивных медиа и лживых общественных деятелей, на почве любовной неудачи сам становится не только террористом-палачом-убийцей, но и заложником обстоятельств и жертвой спецназовского штурма.

Другое дело, что опера, состоящая преимущественно из сольных арий (с редкими ансамблями) и речитативов при них, заданный темп действия - еще и при не всегда совершенной вокализации - предполагаемую динамику выдерживает с трудом и порой дает повод закиснуть от тоски... К счастью - и этот подход следовало бы всем брать на вооружение - русскоязычные субтитры бегущей строкой не предлагают буквальный перевод текстов арий, все равно мало что несущий содержательного, и не заменяют его продвинутой кавер-версией (подобно сорокинскому тексту в богомоловском "Триумфе времени и бесчувствия", где не опера вовсе, а оратория переполняется новыми смыслами, словно "черными реками спермы"), а скупо обозначают ситуацию либо описывают текущее эмоциональное состояние персонажа. О том, что значила в начале каждого из двух актов пустая душевая кабина, придется читать у просвещенных рецензентов - сам не понял. А вообще, несмотря на некоторую избыточность концепции, скудость детальной ее проработки и отдельные внутренние несообразности, тормозящие развитие, как спектакль геликоновский "Орландо" неплох. И вероятно, был бы того лучше - сужу с оглядкой задним числом на пряжковско-волкостреловского "ДиДжея Павла" -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3988317.html

- когда б вместо оперы Генделя взять за основу диско-шлягер РомаНа (тоже ведь ретро-раритет, пусть и не такой старинный...), выйдет короче и живее:

Эта песня без начала,
Эта песня без конца,
Ты меня не замечала,
Принимая за юнца.
Я сегодня самый бодрый,
Мне не хочется скучать,
Этот танец очень модный -
Будем вместе зажигать.

Я пришел на дискотеку
И увидел там тебя.
Мне, конечно, захотелось,
Чтоб ты выбрала меня.
Удивительная песня,
С ней заводится весь зал.
Что бы было, неизвестно,
Если б ди-джей заскучал.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments